Чулки как элемент одежды средневековых новгород�
Главная » 2013 » Март » 15 » Чулки как элемент одежды средневековых новгород�
00:13
 

Чулки как элемент одежды средневековых новгород�

home titlePosted on Мар 30, 2011 | Комментариев нет home title

Темой данной статьи является дискуссионный вопрос о бытовании в мужском костюме Древней Руси чулок. Судя по этнографическим данным, чулки в XVIII-XIX веках были обычным элементом костюма в одежде древнерусских крестьян[1]. Это были чулки, длиной до колена или немного выше, преимущественно вязаные. В то же время, встречались и чулки, сшитые из ткани, кожи, войлока.В документе 1460 г. из Сучавы (Молдовское княжество), написанном на староукраинском языке, упоминаются ногавицы: «и от початого соукна и от ногавици и от харса… а от того от оусего щобы платили оу серети мыто»[2] По данным русской этнографии ноговицы или ноговики – это чулки, сшитые из ткани (холщовые), либо из мягкого войлока или кожи. Ноговики могли быть и без ступни.

Судя по данным этнографии, длина чулок на Руси была до колена, но письменные источники средневековья упоминают и длинные чулки. В 1378 г. митрополит Киприан жалуется Сергию Радонежскому, что великокняжеские слуги митрополичьих слуг «из города вывели ограбленных и до сорочки, и до ножов и до ногавиц, и сапогов и киверов не оставили на них»[3]. Видимо, миторополит имел в виду чулки, возможно, короткие и длинные, либо нижние штаны и одетые поверх них длинные чулки. Отсюда и разница в названиях: «ножов и ногавиц». Слово «ножов» никак не может быть интерпретировано в смысле режущего инструмента – ножей. Митрополичьих слуг раздели до нижнего белья – сорочек и чулок. То есть у них отняли и пояса, на которых обычно привешивались ножи.

А вот источник XVI века: в описи имущества Ивана Грозного значились чулки «полные» и полуполные». Носили чулки на подвязках[4]. В.О. Ключевский считал, что вязаные чулки распространились только с XV века[5]. П.С. Савваитов также отмечал «чулки вязаные немецкое дело». Однако вязаные иглой чулки были и местного производства[6].

Изучение древнерусских изобразительных источников, как правило, не позволяет нам с полной уверенностью говорить о том, что одето на изображаемых персонажах – штаны или чулки. В случаях, когда изображаются полуобнаженные персонажи – на них отчетливо видны штаны (либо набедренная повязка – дань византийской иконографии). Но это нижние штаны.

Поверх нижних штанов одевались либо верхние штаны, либо чулки. Но что именно одето на персонажах миниатюр и икон – в подробностях разглядеть невозможно. Одетая на выпуск верхняя одежда закрывает участок от пояса до колен, скрывая от нас эту важную деталь средневекового русского костюма. Единственный изобразительный источник, на котором можно усмотреть длинные чулки наподобие западных раздельных шосс – это печать Кейстута – литовского князя XIV в.

Рис. 1. Воин в раздельных чулках на печати Кейстута (1387 г.)

В западной Европе развитого средневековья наличие длинных, сшитых из ткани чулок в костюме подтверждается как археологическими находками[7], так и многочисленными изобразительными источниками. На Кавказе, судя по данным археологии, чулки, в том числе и длинные, использовались в качестве элемента одежды уже в эпоху раннего средневековья[8].

Рис 2. Западноевропейские шоссы XIII в.[9]

Рис 3. Чулки жителей Северного Кавказа VIII-X вв.[10]

Мы пока не располагаем археологическими находками средневековых русских чулок, равно как и находками штанов. Исследователи, делающие реконструкцию комплекса древнерусского костюма, как правило, отдают предпочтение штанам, опираясь на этнографические данные XVIII-XIX веков и на упоминающийся в письменных источниках термин «порты».

Однако термин «порты» приобрел значение нижних штанов в более поздний период. В начале XIV в. в духовной Ивана Калиты говорится: «А ис порт из моих сыну моему Семену кожух черленныи женчюжныи, шапка золотая. А Ивану сыну моему кожух желтая обирь с женчугом и коць великии с бармами»[11]. Для любых видов одежд в XIV-XV вв., как и в более ранний период, употреблялось общее название «порты». Новгородец Иван Михайлович и жена его Федотья (XV в.) дают своей дочери Евдокии и зятю Никите Федоровичу «двое порт шюбу да чупрун»[12]. Очевидно, слово «порты» еще не приобрело значения «штаны». Это явствует из летописного рассказа о небрежных воинах в походе 1378 г.[13]: «а ездять порты своя с плечь спустя, а петли ростегав, аки распрели, беаше им варно, бе бо в то время зноино»[14].

В летописных описаниях Липицкой битвы 1216 г. есть любопытный эпизод. Войско суздальских князей и земельное ополчение Суздальского княжества укрепилось на возвышенности, ожидая атаки своих противников – новгородского и смоленского ополчений и союзных им князей. Перед битвой прошел дождь, почва намокла. Союзникам предстояло атаковать суздальцев, поднимаясь в гору по скользкой после дождя земле. В средневековой обуви с кожаной подошвой подняться на гору по мокрой траве или по влажной почве задача очень сложная. Пытающийся сделать это все время будет скользить и падать. Для того чтобы подняться в гору в таких условиях, лучшим выходом будет разуться и подниматься вверх босиком, цепляясь за почву еще и пальцами ног.

Чтобы успешно атаковать противника, укрепившегося на горе, новгородцы и смоляне спешились и разулись. В новгородской первой летописи сообщается только про новгородцев, что они слезли с коней и «порты съметавъше, босии, сапогы съметавъше, поскочиша»[15] – то есть кроме обуви Новгородцы сняли с себя еще какую-то одежду, названную в летописи «порты». Новгородская четвертая летопись, опиравшаяся на сведения новгородской первой летописи и ряда других русских летописей дополняет эти сведения, описывая еще и поведение смолян. «Новгородцы же, съседавше и порты с себе и сапози сметавше, боси поскочиша, а Смоляни же молодыи полезоша с конь тако же и поидоша боси, завивающе ноги»[16].

Рис. 4 Бичевание Христа. Новгород. XV век. Фрагмент.

Таким образом, новгородцам, для того, чтобы оголить ступни ног, пришлось снять сапоги и какую-то одежду – «порты», в то время как смолянам достаточно было снять обувь и «завить ноги».

Основываясь на приведенных выше соображениях, можно сделать вывод о том, что новгородцы были одеты в чулки. Нижние штаны новгородцев были, видимо, выше щиколотки. Такие штаны изображены на новгородской иконе XV в. «Бичевание Христа», на одном из несущих крест.

Смолянам для того, чтобы подготовиться к подъему на гору, тоже пришлось снять обувь. Однако они были одеты не в чулки, а в более длинные штаны, которые пришлось закатать, чтобы они не мешали при подъеме. Именно поэтому смоляне «завивающе ноги», то есть закатывали повыше штаны.

Анализ этого эпизода позволяет утверждать, что, по крайней мере, в Новгороде начала XIII века горожане в качестве верхней одежды для ног использовали чулки. Скорее всего, это были длинные чулки на всю ногу, такие, как на печати Кейстута, аналогичные западноевропейским шоссам XIII-XIV вв.

Постоянные контакты новгородцев со своими западными торговыми партнерами, несомненно, оказывали влияние на одежду новгородцев. Западноевропейские купцы прочно обосновались в Новгороде с XII в. Возникновение Готского двора должно быть отнесено к рубежу XI-XII вв. Датой основания немецкого (Петрова) двора следует считать 1192 год[17]. Новгородцы нередко посещали факторию немецких купцов – Петров двор. Кроме привозного сырья – сукна и серебра, русские купцы покупали и сшитую в фактории одежду[18]. Портновское ремесло, как источник доходов было запрещено в фактории около 1325 г.[19] Однако спрос на немецкое платье среди новгородской знати остался. В 1331 г, когда Немецкому двору в Новгороде угрожали большие неприятности из-за уличной драки, немцы предложили присланному к ним для переговоров некоему Борису Сильвестровичу за посредничество фиолетовую одежду. Тот подарка не взял, но ночью явился к немцам представитель посадника и сказал, что сам посадник уладит дело за 20 гривен серебра и две алые одежды. Он назвал еще двух лиц, которым надо подарить по фиолетовой одежде[20]. Из этого явствует, что особых предубеждений против немецкого платья в Новгороде не было, и новгородцев не всегда можно было по костюму отличить от их западных соседей[21].

Рис 5. Русские охотники (слева), предлагающие товар приказчику Петрова подворья. Резные панели из церкви св. Николая в Штральзунде. Украшавшие скамьи общины штральзундских купцов, торговавших в Новгороде Великом. Ок. 1400 г.[22]

Скорее всего, описанный случай «приобретения» новгородскими боярами немецкого готового платья не был единственным. Просто он оказался документирован благодаря необычным сопутствующим обстоятельствам.

На рис. 5 приведен фрагмент резных панелей из церкви св. Николая в Штральзунде, на которых изображены новгородские охотники и бортники, несущие свой товар ганзейским купцам. Художник сделал особый акцент на отличия во внешнем виде новгородцев и немецких купцов. Отчетливо показано, что на новгородцах и немцах разная одежда и обувь, разные головные уборы. У них разные прически и бороды. Однако одежда ног совершенно одинаковая – плотно обтягивающая ногу по всей длине. Именно так на миниатюрах выглядят шоссы. Сравните с рис. 6 – миниатюрой из французской библии XIII в.

Рис. 6 Maciejowski Bible 1250 г.

Мода на западноевропейскую одежду, видимо, существовала в определенных кругах новгородцев на протяжении всего средневековья. В то же время эта мода явно не была массовым явлением. На иконах и книжных миниатюрах новгородского происхождения, действующие лица изображаются, как правило, в одежде, традиционной для средневековой Руси. В то же время, на многих изображениях одежда плотно обтягивает ногу. Возможно, сшитые по западному образцу чулки-шоссы порой носились вместо верхних штанов в сочетании с традиционной верхней рубахой (свитой).

В то же время, есть источник, на котором отчетливо видны именно верхние цветные штаны. Это новгородская икона XV в. «Три отрока в печи огненной». Сама ситуация в которой изображены отроки весьма необычна. Верхние рубахи отроков заправлены в верхние штаны, хотя, обычно верхняя рубаха носилась навыпуск, поверх штанов. Тем самым иконописец желал, видимо, показать, что в раскаленной печи отрокам было холодно (обычно рубаху заправляли в штаны именно для тепла).

Рис. 7. Фрагмент иконы Три отрока в печи огненной. Новгород. XV в.

Стоит обратить внимание на то, что штаны на отроках снизу притянуты к ноге обмотками. Нет смысла стягивать обмотками чулки. Они и так в нижней части плотно прилегают к ноге. Штанины, не притянутые к ноге обмотками, к низу будут расширяться, а не сужаться. При анализе изобразительных источников следует обращать внимание на такую деталь, как обмотки. Видимо, там, где на ногах изображены обмотки, на людях надеты штаны. Там, где обмоток не видно, однако ткань все-таки плотно прилегает к ноге, скорее всего, изображены длинные чулки, аналогичные европейским шоссам. На рис. 8 приведены миниатюры-инициалы из Микулина Евангелия. На левой миниатюре на обоих персонажах явно надеты чулки, плотно обтягивающие ногу. На правой миниатюре – редкий пример изображения штанов, не замотанных обмотками.

Рис. 8. Два инициала из Микулина Евангелия. Новгород XIV в.

Сравните с рис. 9, на котором изображен человек в ботинках с обмотками до колен.

Рис. 9 Фрагмент иконы Георгий с житием. XIV в., Новгород.

В случаях, когда изображены люди, обутые в сапоги, на них могут быть либо чулки, либо штаны, заправленные в сапоги (см. рис. 10).

Рис. 10. Фрагменты икон: Святой Георгий XV в. (слева) и Игнатий Гангрский с житием XV в. (справа)

Итак, в Новгороде штаны использовались в качестве верхней одежды для ног наряду с чулками. Возможно, предпочтение тому или иному виду одежды зависело от веяний моды. Длинные чулки, наряду со штанами, могли быть в гардеробе наиболее состоятельных новгородцев: воинов, купцов, бояр.

P.S. После опубликования статьи я нашел еще одно подтверждение тому, что новгородцы XIII в. носили длинные чулки – шоссы. Это миниатюра «царь Давид и Соломон с музыкантами» из Хлудовской Псалтири (конец XIII в. Новгород). Музыканты стоят вокруг царя без обуви. На ногах длинные чулки. Ниже приведен фрагмент указанной миниатюры.

1 Русский традиционный костюм Иллюстрированная энциклопедия. – Спб., 2001. С. 352-354.

2 Цит. по Безпалько В. Киев. 2005. Упоминание тканей в письменных памятниках староукраинского языка XIV-XV вв.

3 Российская историческая библиотека СПб., 1880, т. VI, С. 175.

4 П. С. Савваитов Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное СПб., 1896

5 Ключевский В. О. Кирхман П. История общественного и частного быта СПб., 1867. С. 190.

6 Рабинович М. Г. Очерки материальной культуры русского феодального города.—М.: Наука, 1988. С. 176.

7 Bockstensmannen och hans drakt Boras, 1997.

8 Доде З.В. Средневековый костюм. Очерки истории. Москва, 2001.

9 Иллюстрация дана по: Bockstensmannen och hans drakt Boras, 1997.

10 Иллюстрация дана по: Доде З.В. Средневековый костюм. Очерки истории. Москва, 2001.

11 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI веков. М-Л., 1950. С. 8.

12 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.—Л., 1949, С. 264.

13 Арциховский А.В. Одежда // Очерки русской культуры. Ч. 1. – М., 1969. С. 289.

14 Новгородская четвертая летопись. М., 2000, С.307.

15 Новгородская первая летопись младшего извода. М-Л., 1950., С.56.

16 Новгородская четвертая летопись, М., 2000, С.192.

17 Рыбина Е.А. Торговля средневекового Новгорода С.173.

18 Сквайрс Е. Р. Фердинанд С. Н. Ганза и Новгород. Языковые аспекты исторических контактов. М., 2002, С.61.

19 Shluter 1911, IIIaL, 10; IIIaR, 12. Цит. по. Сквайрс Е. Р. Фердинанд С. Н. Ганза и Новгород С. 112

20 Бережков М. О торговле Руси с Ганзой до конца XV века. Спб. 1879 г. С. 250.

21 Арциховский. А. В. Одежда // Очерки русской культуры. Ч. 1. – М., 1969. С.291-292.

22 Иллюстрация дана по: Сквайрс Е. Р. Фердинанд С. Н. Ганза и Новгород. Языковые аспекты исторических контактов. М., 2002.

Лучшая ваша благодарность - ссылка на эту статью на вашем сайте, блоге или форуме. Спасибо!

home title Оставить комментарий home title
Просмотров: 129 | Добавил: dforit | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Мини-чат

200