Древняя русь: реферат
Главная » 2013 » Февраль » 19 » Древняя русь: реферат
10:54
 

Древняя русь: реферат

ВВЕДЕНИЕ
НАРОДЫ И ДРЕВНЕЙШИЕ ГОСУДАРСТВА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ
ВАРЯГИ
ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ "РУСЬ"
НОВГОРОДСКАЯ РУСЬ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
НАЧАЛО РАЗДРОБЛЕННОСТИ НА РУСИ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

У устных преданий совсем другая жизнь, нежели у письменных. Как отмечал академик Борис Дмитриевич Греков (1882-1953), "в легендах могут быть зерна истинной правды". Поэтому непременным условием аналитического и смыслового исследования исторических сказаний является отделение "зерен от плевел". Легенды о происхождении любого народа всегда хранились как величайшая духовная ценность и бережно передавались из уст в уста на протяжении веков и тысячелетий. Рано или поздно появлялся какой-нибудь подвижник, который записывал "преданья старины глубокой" или включал их в подредактированном виде в летопись.

Большинство из дошедших до наших дней древнейших летописей (и уж, во всяком случае, все те, которые были возведены в ранг официальных) имеют киевскую ориентацию, то есть писались, редактировались и исправлялись в угоду правящим киевским князьям Рюриковичам, а в дальнейшем - в угоду их правопреемникам московским великим князьям и царям. Новгородские же летописи, имеющие совсем иную политическую направленность и раскрывающие подлинные исторические корни, как самого русского народа, так и правивших на Руси задолго до Рюрика князей, нередко замалчивались или попросту уничтожались. О том, что там было раньше, можно судить по летописи новгородского епископа Иоакима (дата рождения неизвестна, умер в 1030 году), которая дошла лишь в пересказе Василия Никитича Татищева (1686-1750).

Другой прославленный историк Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) безапелляционно отвергал любые отклонения от своей абсолютизированной схемы начальной русской истории и не колеблясь, объявлял ложной или поддельной любую точку зрения, не совпадающую с его собственной. Что касается хронологии, то Древнейший (?!) период отечественной истории, как о том черным по белому написано в предисловии к 12-томному Карамзинскому труду, начинается с 862 года (?!).

Именно с этой даты и принято было долгое время вести отсчет русской истории.

Программное полотно Ильи Глазунова "Вечная Россия", первоначально называлось "Сто веков". Срок отсчитан от предполагаемого исхода древних ариев со своей прародины, что послужило началом распада первичной этнолингвистической общности и появления самостоятельных народов и языков (раньше язык был общим).

Но почему же сто веков? Разве десятью тысячами лет исчерпывается долгий путь и тернистая история древнего пранарода и его прямых наследников - славянских и русских племен? Ведь еще Ломоносов называл совсем иную дату, далеко выходящую за границы самой дерзкой фантастики. Четыреста тысяч лет (точнее - 399 000) - таков результат, полученный русским гением. А опирался он, на вычисления вавилонских астрономов и свидетельства египтян, зафиксированные античными историками. Именно тогда произошел один из тяжелейших по своим последствиям планетарных катаклизмов, ставших причиной гибели Гипербореи и катастрофического похолодания на Севере.

В «Повести временных лет» совершенно четко обозначена начальная точка отсчета мировой истории. Это - планетарный катаклизм, получивший название потопа. Данное событие, в результате которого погибла большая часть человечества, описано в священных книгах почти всех древних народов, а также во множестве устных преданий. В Начальной русской летописи о потопе подробно рассказано в так называемой «речи философа», излагающего перед князем Владимиром основы христианского вероучения. Но и сама "Повесть временных лет" начинается с упоминания этого события, некогда до основания потрясшего мир в прямом и переносном смысле: "По потопе (то есть "после потопа") три сына Ноя разделили землю - Сим, Хам, Иафет". Следовательно, хочется нам того или нет, но писаная русская история начинается с потопа и послепотопных времен.

Хотя Нестор и начинал свое летописное повествование с "послепотопных времен" и пытался сопрячь его с некоторыми событиями мировой истории, появление славян на исторической арене он смог проследить только с момента появления их на Дунае (то есть после длительного периода общеиндоевропейской миграции, о чем русские летописцы не имели ни малейшего понятия). Покрыты густым туманом для отца отечественной историографии и начальные события, происходившие собственно на Русской земле. Князя Кия - основателя Киева, его братьев Хорива и Щека и сестру Лыбедь он не в состоянии привязать к какой-либо надежной дате. Тем не менее, первой русской правительницей-женщиной была не благоверная княгиня Ольга, а легендарная язычница Лыбедь, к которой восходит фольклорный образ прекрасной царевны Лебеди. Конечно, когда писалась христианизированная история Руси таким деталям уже не придавали серьезного значения - их просто опускали за ненадобностью.

НАРОДЫ И ДРЕВНЕЙШИЕ ГОСУДАРСТВА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ

По данным археологии на территории нашей страны первобытный человек появился в период раннего палеолита - древнекаменного века (примерно 700 тыс. лет назад). Заселение шло с юга, о чем свидетельствуют археологические находки. Так, в районе Житомира и на Днестре найдены следы пребывания древних людей 500 - 300 тыс. лет назад. Стоянки людей среднего палеолита (100 - 35 тыс. лет до н.э.) обнаружены на территории России: на Средней и Нижней Волге и в других местах.

В древности доминантными этносами на нашей территории являлись индоевропейцы и угро-финны. К середине II тысячелетия до н.э. археологи относят выделение из индоевропейских племен праславян. Это была группа родственных племен; принадлежащие им памятники прослеживаются от Одера на западе до Карпат на востоке Европы.

Сам термин «славяне» до сих пор удовлетворительно не объяснен. Возможно, он связан со «словом», и так наши предки могли себя именовать в отличие от иных народов, речь которых они не понимали (немцы). Очевидно, термин «славяне» возник не сразу и не вдруг стал обще употребительным.

Есть, однако, в русских летописях еще один факт не признанный официальной наукой. Речь идет о древнерусском сочинении, известном под названием "Сказание о Словене и Русе и городе Словенске", включенном во многие хронографы русской редакции, начиная с XVII века.

Здесь рассказывается о праотцах и вождях русского (и всего славянского) народа, которые после долгих скитании по всему миру появились на берегах Волхова и озера Ильмень в середине III тысячелетия до н.э. Основали здесь города Словенск и Старую Руссу и начали впечатляющие военные походы: как сказано в первоисточнике, ходили "на египетские и другие варварские страны", где наводили "великий страх".

В "Сказании" называется и точная дата основания Словенска Великого - 2409 год до н.э. Спустя три тысячи лет, после двукратного запустения, на месте первой столицы Словено-Русского государства был построен его градопреемник - Новгород. Потому-то он и назван "новым городом" - ибо "срублен" был на месте старого, по имени которого новгородцы долгое время еще продолжали прозываться "словенами" (таковыми их знает и Нестерова летопись). Досталась Ново-граду от его предшественника также и приставка Великий.

Во второй половине VII в. до н.э. на территории Северного Причерноморья появились греческие города-государства. Наиболее известными из них были: Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Танаис и др.

Согласно свидетельствам «отца истории» Геродота (V в. до н. э.) древнейшим населением Северного Причерноморья были киммерийцы, которые были вытеснены ираноязычными скифами и, спасаясь от последних, бежали вдоль восточного берега Черного моря в Малую Азию.

В VI - IV вв. до н.э. в Северном Причерноморье сложился мощный племенной союз, во главе которого стояли так называемые царские Скифы, чьи кочевья располагались по левому побережью нижнего Днепра.

В V в. до н.э. Пантикапей стал центром крупной рабовладельческой державы - Боспорского царства (V в. до н.э.- IV в. н.э).

В III в. до н.э. скифы были разгромлены сарматами - ираноязычными кочевниками, господствовавшими в Северном Причерноморье до II в. н.э.

Боспорское царство вело непрерывные войны с соседними кочевыми народами. В первых веках нашей эры рабовладельческие города-государства Причерноморья попали в зависимость от Рима.

K III в. н.э. отчетливо проявился кризис рабовладельческого строя, а в IV - V вв. н.э. рабовладельческие державы пали под натиском племен готов и гуннов.

У древних авторов (Гесиода, Геродота, Софокла) периода VII – VI вв. до н. э. древние славяне выступают под именем «енетов» или «индов».

В начале нашей эры Плиний Старший и Тацит выводят древних славян под именем «венедов». Так же называли древних славян Иордан и Алкуин в более поздний период (IV – IХ вв.).

В эпоху Великого переселения народов (IV - VIII вв. н.э.) масштабные перемещения племен (преимущественно с востока) привели к значительным изменениям этнической и политической карты Евразии. Данному процессу был дан мощный толчок перемещением гуннских орд на огромных пространствах от Монголии до Волги, приходящиеся на I - II вв. н.э.

В понятие "Великое переселение народов" следует включить и перемещение готов от Балтики до Черного моря, а также синхронные и последующие перемещения германских племен на запад, а вслед за ними - славян до Эльбы на западе и по Восточно-Европейской равнине на востоке.

В V в. славяне, двигаясь на восток, вышли к среднему Днепру, где ассимилировали местных иранцев. Затем славяне продвинулись за Днепр в бассейн реки Десны.

С конца V в. наблюдается и начало славянской колонизации Балкан, где они довольно быстро ассимилировали местных иллирийцев, долматов и фракийцев.

Византийские писатели VI в. делят славян на две группы. Западная часть славян обозначалась как славяне (склавины, склавии).

Но, кроме того, византийские писатели VI - VII вв. упоминают антов, которых они считали особой (восточной) группой славян. Анты обитали в низовьях Дуная и Днепра, где с ними и сталкивались греки. Данный ареал обитания антов подтверждает и готский историк Иордан (VI в.), называющий антов «самыми могущественными из славян». Византийские писатели вьделяли антов как храбрейших из славян. Следует отметить, что анты и склавины враждовали друг с другом и этим умело пользовались византийцы, еще более сталкивая своих северных соседей.

В конце VI - начале VII вв. анты заселили причерноморские степи от низовьев Дуная до Приазовья. Здесь их застали новые пришельцы с востока- авары, частично покорившие антов.

В VI в. тюркоязычные авары (русская летопись называла их обрами) создали в южнорусских степях свое государство, объединив кочевавшие там племена. Аварский каганат был разбит Византией в 625 г. «Умом гордые» и телом великие авары-обры исчезли бесследно. «Погибоша аки обре» - эти слова с легкой руки русского летописца стали афоризмом.

В VI – VII вв. славянский мир разделяется на 3 группы: южную, западную и восточную. Византийские историки связывали восточных славян с племенным союзом «антов» (территория расселения от Черноморского побережья до Днепра), которых расценивали как потомков венедов.

К VI в. относится первое упоминание в источниках термина «славяне». Соседями славян на западе были восточные балты, на северо-востоке – финно-угорские племена, на Нижней Волге – хазары, в Причерноморье – Печенги и другие тюркские племена. Важную роль играли контакты со Скандинавией и Византией.

Крупнейшими политическими образованиями VII - VIII вв. в южнорусских степях были Болгарское царство и Хазарский каганат.

В VII – VIII вв. восточные славяне осваивают пространства современного центра России.

Расселение славян происходило в VI - VIII вв. по трем основным направлениям: на юг- на Балканский полуостров; на запад- в Среднее Подунавье и междуречье Одера и Эльбы; на восток и север по Восточноевропейский равнине. Соответственно произошло и разделение славян на три ветви - южную, западную и восточную. Славяне заселили огромную территорию - от Пелопоннеса на юге до Финского залива и реки Невы на севере, от Альпийских гор, средней Эльбы и Ютландского полуострова на западе до Верхней Волги, Средней Оки и Верхнего Дона на востоке.

Предками современных русских, украинцев и белорусов являются восточные славяне, древнерусские угро-финские и балтийские племена.

В процессе расселения восточных славян по Восточно-Европейской равнине у них происходило разложение первобытнообщинного строя. Известно, что начиная с VI в. славяне неоднократно совершали военные походы против крупнейшего государства того времени - Византии. Но походы на Византию могли предприниматься только крупными племенными союзами славян. Эти походы способствовали обогащению племенной верхушки славян, что ускоряло распад первобытно-общинного строя.

В VII – VIII вв. у славян на смену родовой общине приходит община территориальная (соседская), появляется частная собственность и имущественное расслоение, власть концентрируется в руках родоплеменной власти знати. Племенные союзы славян непосредственно предшествовали возникновению государства.

В летописи называются десятка полтора таких племенных княжений и места их расселения. Так, в среднем течении Днепра жили поляне, в бассейне реки Припять - древляне и дреговичи, в бассейне реки Сож (левый приток Днепра) - радимичи. В бассейнах рек Десны, Сеймам и Сулы селились северяне, в междуречье Южного Буга и Днестра - уличи, между реками Днестр и Прут- тиверцы. В предгорьях Карпат жили "белые" xopваты, а по Западному Бугу - дулебы, волыняне и бужане, в верховьях Западной Двины и Днепра- кривичи, в среднем течении Западной Двины при впадении в нее реки Полоть - полочане, на севере, вокруг озера Ильмень и по реке Волхов - ильменские славяне, а в бассейне Оки - самые восточные из славянских племен - вятичи.

У каждого из союзов было свое «княжье». Появление князей-вождей означало переход к военной демократии.

Особой военной организацией была дружина. По археологическим данным и византийским источникам, восточнославянские дружины появились уже в VI-VII вв. Дружина делилась на старшую, из которой выходили послы и княжеские управители, имевшие свою землю, и младшую, живущую при князе и обслуживавшую его двор и хозяйство. Дружинники по поручению князя собирали с покоренных племен дань. Такие походы за сбором дани назывались "полюдье". Сбор дани обычно проходил в ноябре-апреле и продолжался до весеннего вскрытия рек.

Единицей обложения данью был дым (крестьянский двор) или земельная площадь, обрабатываемая крестьянским двором (рало, плуг). С появлением излишков стало возможным обменивать продукты земледелия на ремесленные товары; начали складываться города как центры ремесла, торговли и обмена и одновременно как опорные пункты власти феодалов и обороны от внешних врагов.

Основу экономической жизни славян составляло земледелие. Носило экстенсивный характер. В лесостепных районах выжигали траву, удобряя почву залой, и использовали землю до ее полного истощения. Затем участок бросали, пока на нем не восстанавливается естественный травяной покров. Такая система земледелия носит название залежной.

В лесах применялась подсечная (лил подсечно-огневая) система: деревья рубили и использовали до истощения.

Отметим, что одним из факторов, определяющих развитие восточных славян, стал великий водный путь «из варяг в греки», связывавший Северную и Южную Европу. Он возник в конце IX в. славяне вели торговлю с византийцами, получая от них металлы, ткани, соль, предметы роскоши. Наиболее развитые земли славянского мира - Новгород и Киев контролировали северный и южный участки Великого торгового пути. Сбор дани с племен становился для князей занятием настолько выгодным, что порождал стремление объединить в одних руках всю территорию вокруг торгового пути, подчинив близкие по языку и культуре племена.

Главную роль в процессе объединения восточнославянских земель играли племена полян и ильменских славян с центрами в Киеве и Новгороде. Причем положение Киева было предпочтительнее, так какой давал выход на Византию, а Новгород - лишь на страны Северной Европы, в IX в. значительно отстававшие от нее в развитии.

В большинстве случаев города строились на торговых путях, таких как путь "из варяг в греки" или Волжский торговый путь, связывавший Русь со странами Востока. Связь с Западной Европой поддерживалась также по сухопутным дорогам.

Точные даты основания древних городов неизвестны, но многие из них существовали ко времени первого упоминания в летописях. В «Повести временных лет» уже называются города Киев, Чернигов, Смоленск, Любеч, Новгород, Псков, Полоцк, Витебск, Ростов, Суздаль, Муром и др. Всего к IX в. насчитывалось около 24 городов. Поэтому скандинавские пришельцы называли славянскую землю Гардарикой - страной городов.

Далее на страницах летописи появляются загадочные исторические персонажи. Конечно же, имеются в виду варяги. В 859 году они прибыли "из заморья", дабы собрать со славянских и финских племен причитавшуюся им дань, в 862 году их изгнали - снова "за море", но ненадолго: в том же году варяги вновь вернулись.

Кто же такие варяги?

ВАРЯГИ

Первый раз варяги упоминаются в "Повести временных лет" на ее первых же страницах и они же открывают список из 13 народов, продолживших после потопа род Иафета.

По-древнерусски это звучит так: "Афетово бо и то колено: варязи, свей [шведы], урмане ["мурмане", то есть норвеги], готе [готы], русь, агняне [англичане], галичане, волхъва [обычно переводят "валахи", предки современных румын и молдован], римляне, немцы, корлязи [убедительного объяснения, кого здесь имел в виду русский летописец, нет], веньдици [венецианцы], фрягове [итальянцы] и прочие..."

Какой вывод напрашивается первым из этого хрестоматийного отрывка? Прежде всего: варяги - какой-то совершенно самостоятельный этнос в ряду других народов, перечисленных Нестором. И уж никак не норманны - не шведы и не норвежцы, которые были на Руси хорошо известны, но только не под именем варягов. Сами свеи и урмане также никогда себя варягами не называли (а именовались викингами), и в шведском, норвежском и датском языках такого слова вообще нет.

И говорили варяги по-русски или почти что по-русски. Во всяком случае переводчика для общения с полянами, древлянами, дреговичами, кривичами, вятичами и прочими им не требовалось. Почему до сих пор не выявлено и не зафиксировано ни одного варяжского слова? Ответ более чем прост: какой-то варяжской лексики не было в принципе, ибо варяжский язык мало чем отличался от русского. Впрочем, одно слово имеется: "варежка" (раньше говорилось "варяжка") - типичная часть традиционной зимней варяжской (и русской) одежды.

Особый разговор о варяжских именах. В летописи их приведено немало. Они во многом отличаются от традиционных русских имен. Но они в такой же степени отличаются и от скандинавских имен, где не встретишь ни Рюрика, ни Трувора, ни Синеуса, ни Аскольда, ни Дира. Нет там и Олега с Ольгой, сопряжение последнего русско-варяжского имени с какой-нибудь Хельгой - всего лишь искусственная натяжка и выдача желаемого за действительное.

Конечно, можно назвать варягов и племенем, но с достаточной долей условности. Скорее всего, они представляли собой особое воинское братство - прообраз будущих рыцарских орденов.

Были варяги хорошо организованы, обладали богатым опытом во всех областях хозяйственной жизни, торговли, государственного управления и особенно - воинского искусства. Потому-то и обратились в 862 году новгородцы к Рюрику с братьями, за помощью. Конечно, наивно полагать, что отношения между варягами, с одной стороны, и новгородцами (а также псковичами, киевлянами, смолянами и т.д.), с другой, были всегда идиллическими и безоблачными. Варяги бесцеремонно грабили соседей, те не оставались в долгу. Время было жестокое, а люди и подавно...

Варяжские общины чем-то напоминали будущую структуру казачества - только в более архаичном и уж, конечно, не южном, а северном варианте. Не исключено, что именно варяги (или какая-то их часть) заложили основу русского казачества, включая и Запорожскую Сечь. По крайней мере, потомки варягов наверняка могли стать организаторами, наставниками казачьего воинства.

В дальнейшем загадочные варяги без лишнего шума исчезли с горизонта отечественной истории. Часть из них, безусловно, ассимилировалась, растворилась в безбрежном славянском море и окончательно обрусела. Некоторая часть, быть может, сохранила традиции воинского братства и, как уже было сказано, стала ядром будущей Запорожской Сечи. Часть же перешла на службу к византийским императорам, где составила костяк дворцовой гвардии. Варяжская дружина насчитывала подчас до шести тысяч стойких витязей и отменных рубак. Благодаря им византийское войско одержало немало важных побед. Одним из неоспоримых доказательств преемственности обычаев и традиций между запорожцами и варягами могут служить характерные прически (знаменитые оселедцы, или чуприны, - длинные пряди волос на макушке выбритой головы), а также вислые усы.

Судя по всему, варяги (как впоследствии и запорожцы) не обременяли себя узами постоянного брака. Женщины, скорее всего, составляли неотъемлемую часть военной добычи, использовались как наложницы, а затем вместе с детьми, рожденными от варягов, расселялись по разным территориям. В летописях говорится о кровавых конфликтах между варягами и новгородцами по поводу женщин. Рассказывая о варяжской дружине Ярослава Мудрого перед началом его борьбы за киевский престол, Нестор сокрушается: "...Варязи бяху мнози у Ярослава, и насилье творяху новгородцем и женам их". Естественно, новгородские мужики такой обиды не стерпели и подчистую перебили всех Ярославовых варягов, охотников до чужих жен. В описанном эпизоде интересно еще и другое: несмотря на то, что цвет варяжского рода бесславно погиб в новгородской поножовщине, Ярослав очень быстро набрал новую дружину в количестве тысячи человек и вместе с новгородским ополчением повел ее на Святополка Окаянного. Можно представить, сколько же было на Русской земле варягов, если, что называется, в одночасье удавалось собрать тысячу отборных воинов, и для этого не нужно было даже никуда ездить или плыть!

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ "РУСЬ"

Древнейшие поселения восточных славян, из которых позже образовались первые русские города, все без единого исключения обосновались на реках. Река в значительной степени обеспечивала жизнедеятельность наших предков: давала воду для приготовления пищи и ведения хозяйства, снабжала рыбой и водной птицей, предоставляла легкий, идеально гладкий путь по воде летом, по льду - зимой; река образовывала также естественную защиту на крутых, изрезанных притоками берегах…

Наши далекие предки обожествляли реку и первое свидетельство о почитании славянами рек и водяных божеств зафиксировано у византийца Прокопия в VI веке н.э. Нестор тоже писал, что в языческую эпоху мы вместо богов почитали реки, озера, источники.

Словацкий лингвист и этнограф Павел Шафранек (1795-1860) в своих трудах отметил, что в праславянском языке река называлась руса (rusa). Он писал: "Это коренное славянское слово, как общее существительное имя, уже осталось в употреблении только у одних русских в слове русло, обозначающем ложбину, русло реки, глубь, вир; но как собственное имя рек, городов и селений, более или менее близ них лежащих, употребляется почти у всех славян".

Знаменитый русский историк прошлого века Д.И.Иловайский писал: Народное имя Рось или Русь, как и многие другие имена, находится в непосредственной связи с названиями рек. Восточная Европа изобилует реками, которые носят или когда-то носили именно это название. Так Неман в старину назывался Рось; один из его рукавов сохранил название Русь; а залив, в который он впадает, имел название Русна. Далее следуют: Рось или Руса, река в Новгородской губернии, Русь, приток Нарева; Рось, знаменитый приток Днепра на Украине; Руса, приток Семи; Рось-Эмбах; Рось-Оскол; Порусье, приток Полиста и прочие. Но главное, имя Рось или Рас принадлежало нашей Волге".

От того же праславянского корня "рус" образовано слово русалка, с древним культом ее связано множество языческих поверий и языческие обряды русалии.

В.И.Даль зафиксировал в своем словаре много диалектных русских слов, производных от того же исходного корня "рус": руслень - приполок за бортом, за который крепятся ванты; руслина - быстрина, стрежень; руст - "вода идет рустом", это значит, она идет потоком, струей; собственное имя Рус - "сказочное чудовище днепровских порогов"; мужское имя Руслан, памятное по пушкинской поэме.

Главным же путеводным словом для нас остается "русло", присущее только русскому языку и образованное от корня "рус" с конечной русской флексией, очень распространенной в нашем языке: вес-ло, ветри-ло, тяг-ло, сус-ло, мы-ло, мас-ло, коромыс-ло, точи-ло и так далее.

Великое множество племен и народов на земле называлось по месту их преимущественного обитания. Самоназвание приморских чукчей - ан калын ("морские жители"), бедуины - "жители пустынь", селькупы - шеш куль ("таежный человек"), индейцы сенека - нунда-вэ-о-но ("великий народ холмов").

Приступим к основному выводу: Если "руса" - это "река" - извечное место поселений наших предков, с которой всегда был так тесно связан их образ жизни и верования, "рус" - праславянский корень, образовавший такое большое гнездо слов только в русском языке, Рус - уже полузабытое мифическое днепровское божество, то обобщенный этноним "русы" или "руссы" - издревле значило "живущие на реках", "жители рек", "речной народ".

В "Авесте", священной книге древних персов, говорится о реке Ranha, где живут люди без главарей, где господствует зима и земля покрыта снегом; позже у персов это река Raha, отделяющая Европу от Азии.

Скрупулезным филологическим анализом Ф.Кнауэр доказывает этимологическое тождество этих названий с древним именем Волги - Ра, которое обрело впоследствии такие формы, как Рос у греков и арабов, Рось, Русь, Роса, Руса у славян.

Таким образом, Ф.Кнауэр считает, что "...имя народа русь чисто славяно-русского происхождения" и в точной передаче слова означает не что иное, как приволжский народ.

НОВГОРОДСКАЯ РУСЬ

Государство восточных славян, получившее политико-географическое название «Русь», возникло в IX в. Вначале, в IX в., сформировалось два протогосударственных объединения. Одним из них был союз полян с центром в Киеве. Другим - объединение ильменских славян, кривичей и финноязычных племен на севере, в районе озера Ильмень. Ильменские славяне построили на реке Волхов город Словенск (впоследствии близ этого места возник Новгород Великий).

Начальное новгородское летописание в корне противоречило интересам и установкам киевских князей, к идеологам которых относились и монахи Киево-Печерской лавры, включая Нестора (1056-1114). Признать, что новгородские князья древнее киевских, что русская княжеская династия существовала задолго до Рюрика, считалось страшной и недопустимой политической крамолой во времена как Нестора, так и длительной борьбы великих князей Московских против новгородской самостийности и сепаратизма. Она подрывала право киевских князей на первородную власть, а потому беспощадно искоренялась. Отсюда совершенно ясно, почему в "Повести временных лет" нет ни слова о Словене и Русе, которые положили начало русской государственности не на киевском берегу Днепра, а на берегах Волхова.

В ходе своего становления Русь приобрела особенности как Восточных так и Западных государственных образований, поскольку занимала срединное положение между Европой и Азией и не имела ярко выраженных естественных географических границ в пределах огромного равнинного. Потребность в постоянной защите от внешних врагов значительной территории вынуждала сплачиваться народы с разным типом развития, вероисповедания, культуры, языка, создавать сильную государственную власть.

В IX в. у восточных славян формируется классовое общество и государство, как закономерный этап развития. Предпосылки образования государства у славян, это развитие ремесла, земледелия; становление городов; возникновение имущественного неравенства, института частной собственности.

Примерно в конце V века в Новгороде образовалось княжество, где первокнязем был Славен, потом княжили три его сына - Избор, Владимир и Столпосвет, а потомок Владимира (Древнего) в девятом поколении Буривой был отцом новгородского князя Гостомысла, на котором прервалась эта династия.

Буривой правил на обширной северной территории, по древней традиции именуемой Биармией (от этого слова происходит современное название Пермь). Столь огромные владения он приобрел в результате кровопролитной войны с варягами, которую развязал на свою же голову. Ибо, в конечном счете, варяги взяли реванш, наголову разгромили Буривоя, обратили его в постыдное бегство, а Новгород обложили огромной данью. Отголоски этой войны и ее последствий нашли свое отражение уже на страницах "Повести временных лет", где рассказывается о последующем изгнании варягов "за море".

Но Гостомысл, избранный славянами князем, прогнал варягов и правил затем спокойно, любимый народом за храбрость, ум и справедливость. Три его дочери были замужем за соседними князьями, а четыре сына умерли еще при его жизни.

Младшая дочь Гостомысла Умила была замужем за одним из западнославянских князей в земле бодричей-рарогов. Именно Умила родила Рюрика (по другим источникам Юрика) (? - 879), отцом которого был возможно Годослав (Годлав), князь бодричей-рарогов.

Получается, что Рюрик был внуком Гостомысла со стороны матери.

Иоакимовская летопись сообщает, что Рюрик давно был женат, и жен у него было несколько. А паче других любил урманку Ефанду, родившую Игоря (Старого) (877-945), коему суждено было продолжить династию Рюриковичей.

Во всех современных переводах "Повести временных лет", в хрестоматиях, научных компиляциях и учебниках говорится, что после прибытия на Русь Рюрик стал княжить в Новгороде, Синеус - на Белоозере, а Трувор - в Изборске. В действительности же в наиболее древних и авторитетных летописях про Рюрика сказано нечто совсем другое. В Ипатьевской и Радзивиловской летописях говорится, что, придя в Новгородскую землю, братья-варяги первым делом "срубили" город-замок Ладогу, находящийся от Новгорода всего в двухстах километрах вниз по течению р.Волхов.

В нем-то "сел" и стал править Рюрик. Следовательно, Ладога является первой столицей новой правящей династии Рюриковичей.

После смерти Гостомысла возникли усобицы, и в качестве союзников, в борьбе за власть, новгородскими старейшинами были призваны Рюрик, Синеус и Трувор. Рюрик прибыл в Новгород, в качестве предводителя наемной варяжской дружины. Усобицы и помогли ему захватить власть в Новгороде в 862 году.

Через два года Синеус и Трувор умерли (или же были убиты - летопись о том умалчивает), а Рюрик положил начало правящей династии, с чьей судьбой история России оказалась связанной на долгие семь с половиной веков.

КИЕВСКАЯ РУСЬ

Одним из крупнейших государств европейского Средневековья стала IX-XII вв. Киевская Русь. В отличие от других стран, как восточных, так и западных, процесс формирования российской государственности имел свои специфические черты. Одна из них - геополитическая и пространственная ситуация - государство Русь занимало среднее положение между Европой и Азией и не имело ярко выраженных, естественных географических границ и пределах огромного равнинного пространства.

Потребность в постоянной защите от внешних врагов значительной территории вынуждала сплачиваться народы с разным типом развития культуры, языка и создавать сильную государственную власть.

Превращение Рюрика из предводителя наемной дружины в новгородского князя способствовало прекращению усобиц и усилению роли Новгорода как политического центра союза северной группы славянских племен.

К тому времени создались объективные предпосылки для объединения северного и южного центров государственности восточных славян. Политически это объединение осуществил «северный» новгородский князь Олег, прозванный Вещим (? – 912, по другим данным 922).

Князь Олег, совершив поход из Новгорода вниз по Днепру, взял Смоленск, главный город кривичей, затем Любеч, обманув и убив правивших в Киеве варяжских князей Аскольда и Дира, Олег захватил город, где и утвердился, став новгородским и киевским князем. Это событие, относимое летописью к 882 году, традиционно считается датой образования Древнерусского государства – Киевской Руси, с центром в Киеве.

Затем Олег подчинил древлян, северян и радимичей.

В 907г. киевский князь Олег привел (морем и берегом) к столице Византии многочисленное войско, в состав которого, кроме киевской дружины, вошли отряды воинов из зависимых от Киева славянских союзов племенных княжеств и наемники - варяги. В результате похода были опустошены окрестности Константинополя и в 911 г. заключен выгодный для Руси мирный договор. Согласно договору, русские, приезжающие в Византию с торговыми целями, имели привилегированное положение.

В знаменитом договоре Олега с греками 912 года, заключенном после блистательной осады Царьграда и капитуляции византийцев, нет ни слова о князе Игоре (877-945) - номинальном властителе Киевской Руси, опекуном которого был Олег. То, что Олег Вещий - первый подлинный строитель Русской державы, прекрасно осознавали во все времена. Он расширил ее пределы, утвердил власть новой династии в Киеве, отстоял легитимность Рюрикова престолонаследника, нанес первый смертельный удар по всевластию Хазарского каганата. До появления на берегах Днепра Олега и его дружины "неразумные хазары" безнаказанно собирали дань с соседних славянских племен. Несколько веков сосали они русскую кровь, а под конец попытались даже навязать и совершенно чуждую русскому народу идеологию-исповедуемый хазарами иудаизм.

Один из самых больших пробелов "Повести временных лет" падает на годы княжения Олега. Из 33 лет его княжения поздние редакторы полностью вычеркнули из летописей записи, касающиеся 21 (!) года. Как будто в эти годы ничего не происходило. Происходило - да еще как! Только вот Олеговым престолонаследникам что-то не понравилось в его деяниях или родословной. С 885 года (покорение радимичей и начало похода против хазар, о чем первоначального текста не сохранилось) и по 907 год (первый поход на Царьград) в летописи зафиксированы всего лишь три события, относящиеся собственно к истории Руси.

Какие же чисто русские реалии остались в летописи?

Первая - прохождение в 898 году мимо Киева мигрирующих угров (венгров).

Вторая - знакомство Игоря со своей будущей женой - Ольгой. Согласно Нестору, сие случилось в 903 году. Звали будущую русскую святую Прекраса. Но Олег по какой-то неясной до конца причине переименовал ее и назвал в соответствии со своим собственным именем Ольгой (в "Повести временных лет" она поименована еще и Вольгой).

Будущая княгиня Ольга была родной дочерью Олега Вещего. Но так же известно, что Ольга - внучка Гостомысла и родилась от его старшей дочери где-то под Изборском.

Олег, которому Рюрик перед смертью передал на руки и поручил воспитание малолетнего наследника Игоря, был родственником ("от рода ему суща") основоположника династии. Родственником можно быть и по линии жены. Таким образом, и линия новгородского старейшины Гостомысла - главного инициатора приглашения в правители Рюрика - не прерывалась.

В таком случае вновь встает вопрос о степени родства и правах наследования власти между Гостомыслом и Олегом - одним из самых выдающихся деятелей начальной русской истории. Если Ольга - Гостомыслова внучка от его старшей дочери, то неизбежно выходит: муж этой дочери и есть Вещий Олег, чья фигура сравнима с любым из представителей князей Рюриковичей и подавляющее большинство из них оставляет далеко позади. Отсюда и его законные права на княжение. Именно данный факт старательно изымался из летописей последующими цензорами, дабы у новгородцев не возник соблазн заявить о своих правах на приоритет в верховной власти.

Наконец, третье событие, воистину эпохальное, появление письменности на Руси. Имена солунских братьев - Кирилла и Мефодия, создателей славянской письменности, появляются в "Повести временных лет" также под 898 годом.

Князю Олегу мы обязаны не только утверждением авторитета державы, но и величайшим деянием, значение которого сравнимо разве что со свершившимся спустя 90 лет принятием христианства. Это деяние - утверждение грамотности на Руси, реформа письменности, принятие новой азбуки на основе кириллического алфавита, коим мы пользуемся и по сей день.

Само создание славянской письменности совпало с появлением на Ладоге и в Новгороде Рюрика с братьями. Разница же - не во времени, а в пространстве: русские варяги объявились на северо-западе, а византийски грек Кирилл (в миру Константин) начал свою миссионерскую деятельность на юге. Ориентировочно в 860-861 годах он отправился проповедовать в Хазарский каганат, под властью которого в то время находилось большинство русских племен, а по окончании миссии удалился в малоазийский монастырь, где и разработал славянскую азбуку. Произошло это, скорее всего, в том же самом 862 году, когда в русской летописи зафиксировано пресловутое призвание князей. 862 год не может подвергаться сомнению, ибо именно тогда Кирилл и Мефодий отправились в Моравию, уже имея на руках разработанную азбуку. В дальнейшем славянская письменность распространилась на Болгарию, Сербию и Русь. На это ушло почти четверть века. Какими путями и темпами это происходило на Руси - остается только догадываться. Но для повсеместного утверждения новой письменности одного "самотека", разумеется, было недостаточно. Требовалось государственное решение и воля авторитетного правителя. По счастью, такой правитель на Руси к тому времени уже был, и воли ему было не занимать. А потому отдадим должное князю Олегу за его воистину вещее решение.

Прозвище Олега - "вещий" - во времена Нестора отнюдь не означало "мудрый", а относилось исключительно к его склонности к волхвованию. Другими словами, князь Олег как верховный правитель и предводитель дружины одновременно выполнял еще и функции жреца, волхва, кудесника, чародея.

Суровый и непреклонный волхв, облеченный властью, он, надо полагать, весьма нетерпимо относился к христианским миссионерам. Олег взял у них азбуку, но не принял учения. Как вообще относились в те времена к христианским проповедникам славяне-язычники, хорошо известно из западноевропейских хроник. Балтийские славяне до обращения их в христианство расправлялись с католическими миссионерами жесточайшим способом. Не приходится сомневаться, что борьба не на жизнь, а на смерть происходила и на территории Руси. Возможно, не последнюю роль играл в этом и князь-жрец Олег.

После его смерти процесс дальнейшего формирования державы Рюриковичей сделался уже необратимым. Его заслуги в этом деле неоспоримы. Думается, лучше всего о них сказал Карамзин: "Мудростью Правителя цветут государства образованные; но только сильная рука Героя основывает великие Империи и служит им надежною опорою в их опасной новости. Древняя Россия славится не одним Героем: никто из них не мог сравняться с Олегом в завоеваниях, которые утвердили ее бытие могущественное".

Так склоним же голову в знак неоплатной признательности перед великим сыном земли Русской - Вещим Олегом: одиннадцать веков назад князь-язычник и воитель-жрец сумел подняться над собственной религиозно-идеологической ограниченностью во имя культуры, просвещения и великого будущего народов России, которое стало неизбежным после обретения ими своего священного сокровища - славянской письменности и русской азбуки.

Продолжая повествование о первых киевских князьях, отметим, что преемником Олега стал Игорь (877 - 945), сын Рюрика, великий князь киевский с 912.

Князь Игорь в 941г. совершил новый поход на Константинополь. Поводом для похода послужило, по-видимому, нарушение византийцами Действующего договора. Войско Игоря потерпело жестокое поражение в морской битве, (русские корабли были сожжены "греческим огнем"). Тогда в 944г. киевский князь в союзе с печенегами предпринял вторую попытку. На этот раз до сражения не дошло, и был заключен новый мирный договор несколько менее выгодный для Руси, чем договор Олега.

На обратном пути на Русь (945 г.) Игорь был убит древлянами, с которых он только, что собрал дань. Один из греческих летописцев, Лев Дьяков, уверяет, что древляне разорвали Игоря, привязав к двум деревьям, нагнутым до земли и потом отпущенным.

После смерти Игоря вдова его, Ольга (~890-969), правила государством за малолетством своего сына Святослава. Первой ее заботой было отомстить древлянам. Послы древлян были убиты, уничтожена столица древлян Искоростень, часть древлян обращена в рабство.

Она же отменила опасное "полюдье", установив твердый размер дани ('Уроки'"), сроки ее сдачи и место сбора ("погосты"). Эти погосты становились затем опорными центрами княжеской власти.

Однако эта мстительная княгиня ввела первое христианство в России.

Княгиня Ольга поддерживала с Византией мирные отношения. В 946 или 957г. (этот вопрос спорен) она совершила дипломатический визит и Константинополь и приняла христианство. Нестор рассказывает, что она отправилась в Царьград к императору Константину Порфирородному, удивила его своей хитростью и твердостью и была окрещена под именем Елены. Предание нарекло Ольгу Хитрою, церковь Святою, история Мудрою.

Святая княгиня Ольга - одна из самых выдающихся личностей ранней русской истории. Сын Ольги и Игоря Святослав I Игоревич (~905-972), великий князь киевский, уделял мало времени внутренним делам государства, основное внимание уделялось внешнеполитическим вопросам. Характеризуя внешнеполитическую деятельность, следует отметить, что в IX в. наиболее опасным противником быт Хазарский каганат. В 964-965г. князь Святослав Игоревич в походе на Итиль (Волгу) нанес решающий удар по Хазарскому каганату и взял крепость Саркел. Позднее в 968-969 годах его дружины разрушили города Итиль и Семендер. Хазарский каганат прекратил свое существование.

Святослав совершал походы с 964 из Киева на Оку, в Поволжье, на Сев. Кавказ, освободил вятичей от власти хазар, в состав Руси вошли земли ясов, косогов, народов Кавказа. Он попытался приблизить границы Руси к Византии, стремился создать русско-болгарское государство с центром в низовьях Дуная.

По договоренности с византийским императором Никифором Фокой, Святослав выступил против Дунайской Болгарии. Святослав одержал победу и обосновался на Нижнем Дунае. Отсюда он начал угрожать и самой Византии. Византийская дипломатия сумела направить против Руси печенегов, которые, воспользовавшись отсутствием русского князя, в 968 г. едва не взяли Киев. Святослав вернулся на Русь, разбил печенегов и вновь возвратился на Дунай. Здесь, заключив союз с болгарским царем Борисом, он начал войну с Византией и перейдя Балканы, вторгся во Фракию. Военные действия проходили с переменным успехом, но в конце концов Святославу пришлось отступить обратно к Дунаю.

В 971 г. новый византийский император Иоанн Цимисхий перешел в наступление, занял столицу Болгарии Преслав и осадил Святослава в Доростоле (на правом берегу Дуная). Решающего успеха византийцам достичь не удалось, но и истощивший свои силы Святослав вынужден был согласиться на заключение договора, согласно которому он терял все позиции, завоеванные им на Балканах. В 972 г. Святослав с частью войска возвращался в Киев по Днепру. У днепровских порогов подкупленные византийской дипломатией печенеги устроили засаду и Святослав был убит.

После смерти Святослава его сыновья образовали триумвират:

Ярополк I Святославович(?-980), старший сын князя Святослава – в Киеве (с 972).

Олег – в Искоростене у древлян.

Владимир I Святославович (?-1015), младший сын Святослава от рабыни Малуши, ключницы княгини Ольги– в Новгороде (с 969), великий князь киевский (с 980).

Отсутствие единовластия породило междоусобицу. Сначала столкнулись Олег и Ярополк. Олег был разбит и погиб. Владимир собрал большое войско, нанял отряд варягов и выступил против Ярополка. Несмотря на добровольную сдачу, Ярополк был убит Владимиром.

Во время усобиц княжеская власть ослабла. Владимиру Святославовичу пришлось покорять вятичей, радимичей и ятвягов; воевал с печенегами, Волжской Болгарией, Византией и Польшей. При нем сооружены оборонительные рубежи по рекам Десна, Осетр, Трубеж, Сула и др., заново укреплен и застроен каменными зданиями г. Киев.

Отношения с тюркоязычными печенегами, в начале X в. занявшими причерноморские степи от Дуная до Дона, были также важной составной частью древнерусской внешней политики. Особенно силен был печенежский натиск на южнорусские земли в конце X в. Владимир сумел организовать оборону южных границ, построив сторожевые крепости вдоль пограничных со степью рек- Десны, Сейма, Сулы, Роси.

При Владимире I все земли восточных славян объединились в составе Киевской Руси. Окончательно были присоединены вятичи, земли по обе стороны Карпат, в 981 году присоединил к русскому государству так называемые "Грады Червенские" - земли на юго-западе, захваченные ранее польским князем Мешко I. Происходило дальнейшее укрепление государственною аппарата. Княжеские сыновья и старшие дружинники получили в управление крупнейшие центры.

Таким образом, формирование территориальной структуры государства Русь завершилось в конце X века. К этому времени была ликвидирована «автономия» всех восточнославянских союзов племенных княжеств. Изменилась и форма взимания дани. Теперь уже не было необходимости в полюдьи - объездах, исходящих из Киева. Дань собиралась наместниками киевского князя. Две трети сопранной дани отправлялось в Киев, оставшаяся часть распределялась между дружинниками князя- наместника. Территории в рамках единого раннефеодального государства, управляемые князьями-вассалами киевского правителя, получили название волость. В целом же в X в. государство именовалось "Русь", "Русская земля". Это название распространилось со Среднего Поднепровья на всю территорию, подвластную киевским князьям.

В этих условиях сохранившиеся следы былой независимости стали неприемлемы для центральной власти. В идеологии же пережитками старины оказывались местные языческие культы, поощрявшие сепаратистские настроения.

Первой религиозной реформой в 980г. Владимир пытался приспособить языческую веру к происходящим в стране процессам. На берегу Днепра был создан языческий пантеон. Главным богом был выбран Перун. Однако это не привело к закреплению монотеизма.

Вторая религиозная реформа, проведенная в 988-989 гг., заключалась в принятии христианства. Владимир и его окружение прекрасно осознавали необходимость отказа от язычества в пользу православия, как одного из условий ликвидации изоляции Руси от европейского христианского мира. Провозглашение монотеизма укрепляло позиции главы государства и освящало сословную иерархию, складывающуюся в древнерусском обществе. Наконец, христианство формировало новую мораль, более гуманную и высоконравственную. Формально крещение Владимира произошло в связи с его женитьбой на византийской принцессе Анне.

988 год принято считать годом принятия христианства в качестве государственной религии. Владимир, крестившись сам, крестил своих бояр, а затем и весь народ. Крещение людей, которое проводилось не только убеждением, но и насилием, стало лишь началом утверждения новой религии. Языческие обычаи и верования сохранялись еще длительное время и до сих пор уживаются с христианством. Только на рубеже XIV – XV вв., когда завершилось формирование классов феодального общества, оно стало орудием классового господства, оно стало орудием классового господства, главным рычагом для объединения русских земель вокруг Москвы. Поэтому христианство, вводимое по воле киевской знати и Полянской общины, наталкивалось на сопротивление других славянских общин. В этом главная причина медленного его распространения в Древней Руси растянувшегося до XV в.

В тоже время, ввиду противостояния католицизма и православия, Русь обособилась от западноевропейской цивилизации.

Летописец не жалеет красок в описании личности князя, впоследствии прозванного Красным Солнышком (ни в одной летописи, кстати, такого эпитета нет). Отчасти это чисто литературный прием, смысл которого - контрастно противопоставить необузданного язычника благоверному христианину. Но именно благодаря этому в летописи и сохранились колоритные подробности разгульной жизни князя, его беспросветного блуда и вызывающей сексуальной жестокости. Еще в 18-летнем возрасте он не просто насильно овладел юной полоцкой княжной Рогнедой, но предпочел сделать это демонстративно на глазах ее родителей.

Известен и другой случай, произошедший уже после принятия крещения. Речь идет о знаменитом корсуньском походе Владимира. В крымской крепости Корсуни (Херсонес), принадлежавшей Византии, находился императорский наместник и греческий гарнизон. После изнурительной осады византийцы вынуждены были сдаться на милость победителя. Каковой же оказалась "милость" новокрещеного великого князя - рассказывается в его Житии особого состава:

"А князя Корсунского и с княгинею поймал, а дщерь их к себе взял в шатер, а князя и княгиню привязал у шатерной сохи и с дщерию их перед ними беззаконство сотворил. И по трех днях повелел князя и княгиню убить, а дщерь их за боярина Ижберна дал со многим имением, а в Корсуни наместником его поставил...".

Когда Владимир вероломно умертвил старшего брата Ярополка, первое же, что он сделал, согласно повествованию летописца, это овладел вдовой великого киевского князя, красавицей гречанкой (имени которой история для нас не сохранила). "И была она беременна, и родился от нее Святополк", - сообщает далее "Повесть временных лет".

Из сообщения летописца неясно также, была ли гречанка уже беременна, когда стала наложницей Владимира (и тогда Святополк Окаянный - не родной его сын), или же зачала во грехе будущее "исчадие ада" русской истории.

Помимо множества жен имел Владимир также бесчисленный гарем, его можно сравнить разве что с гаремом царя Соломона. Его отношения с двенадцатью признанными сыновьями (сколько же было непризнанных детей от 800-дущного гарема да несметного количества обесчещенных жен и девиц - одному Богу известно) особой теплотой не отличались. В конце концов дело дошло до того, что Владимир Святославич вынужден был пойти войной на собственного старшего сына Ярослава (~980 — 20 февраля 1054) от полоцкой княжны Рогнеды, княжившего в Новгороде и не посылавшего положенной дани в Киев.

Великий киевский князь Владимир Святославич скончался 15 июля 1015 года.

Смерть крестителя Руси была насильственной, когда в 30-е годы XVII века по указанию митрополита Петра Могилы в Киеве производились раскопки Десятинной церкви, разрушенной еще во времена Батыева нашествия, был найден мраморный саркофаг-гробница с именем Владимира Святославича, а в нем - кости со следами глубоких разрубов и отсеченной головой, при этом некоторые части скелета вообще отсутствовали...

В этот сложный момент в столице находился бывший туровский князь Святополк (Окаянный) и муромский князь Глеб - его, как и Бориса, отец держал при себе. Глеб после смерти отца - ему, может быть, не было и двадцати - был сразу же оттеснен в сторону своим 35-летним двоюродным братом Святополком.

Узнав, что великий князь скончался, Святополк сразу же въезжает в княжеский Дворец. Первое, что он пытается сделать - заручиться поддержкой горожан. Князь приглашает известных в Киеве людей и, желая привлечь их на свою сторону, раздает богатые подарки.

Между тем Борис Владимирович приближался к Киеву, не встретив в степи печенегов, он возвращается с войском домой - от Переяславля не больше трех дней пути. И когда Святополку сообщили, что тот уже недалеко от столицы, новоявленный великий князь, бросив все, бежал из города.

Утвердившись на киевском столе, Борис вскоре начинает войну с братом, новгородским князем Ярославом. Инициатива шла от новгородского князя: он теперь старший в роде, и великий стол по праву, казалось бы, должен был принадлежать ему.

Ярослав привел под стены Киева 40-тысячное новгородское ополчение да еще тысячу профессиональных воинов-варягов. Два войска - киевское и новгородское - встретились на Днепре, недалеко от Любеча. Три недели, по другим сведениям - три месяца, не решались противники напасть друг на друга. Наконец новгородский князь решился. Ночью, переправившись через реку, он внезапно атаковал. Войско Бориса было разгромлено. Это произошло осенью 1015 года или, что вероятнее, весной следующего.

Потерпев поражение, Борис Владимирович направился в Ростов.

В следующем, 1017 году, Борис, собрав новое войско, снова идет на Киев против старшего брата. Только огромным напряжением сил Ярославу удалось выбить из города войско Бориса, а потом и разгромить.

Борис Владимирович, потерпев снова поражение, на этот раз не стал возвращаться в Ростов, он отправился к печенегам или к каким-то другим кочевникам. Как оказался он там: еще вчера враги, сегодня – союзники? Но вряд ли стоит удивляться этому. Будущих святых братьев родила Владимиру жена - волжская булгарка. Возможно для укрепления своих позиций Борис намеревался воспользоваться услугами родичей по материнской линии и привести к Киеву тюркскую орду.

Скоро, вероятно, в том же 1017 году, Борис снова идет на Ярослава. Но на этот раз дело до сражения не дошло. По некоторым данным во вр

Просмотров: 468 | Добавил: dforit | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Мини-чат

200