Главная » 2013 » Февраль » 20 » С. лесной. краткий конспект истории древней руси
06:08
 

С. лесной. краткий конспект истории древней руси

мы считаем необходимым подвести некоторые итоги уже в систематизированном виде, - отсюда предлагаемый конспект

с.699
5. Краткий конспект истории древней Руси Работа наша, как это очевидно ясно для читателя, не представляет собой итогов многолетней работы, где все приведено в порядок и систематизировано. Нам приходится печатать, так сказать, на ходу, не дожидаясь подчас необходимой шлифовки, ибо лучше дать хоть нечто, чем ничего не дать. Обстоятельства не позволяют опубликовать труд в такой форме, как это хотелось-бы (против рожна не попреши).
Публикуемые нами очерки-главы не следуют порядку, и степени готовности к публикации.
Опубликовано, однако, уже порядочно, поэтому мы считаем необходимым подвести некоторые итоги уже в систематизированном виде, - отсюда предлагаемый конспект. Разумеется в этом конспекте подчеркивается главным образом все новое, что исправляет, дополняет и разьясняет наши обычные представления.
1. Начало истории древней Руси уходит в глубокую древность. Уже с первых веков нашей эры мы находим на землях, занятых восточными славянами, последовательный ряд материальных культур, переходящих почти без перерывов в культуру Руси, уже зафиксированную историей.
Если и имеются некоторые лакуны в археологических данных, то они быстро исчезают, и общая тенденция в накоплении материала в этом направлении совершенно ясна.
Можно спорить о последовательности, времени, взаимоотношениях этих культур, но что в первые века нашей эры на среднем Днепре, верховьях Днестра и Буга сидели славяне, бесспорно.
2. Начало писаной истории Руси должно относить и концу VIII века. С этого момента история даёт чёткий ряд событий без больших пропусков, называя имена, места, рассказывая о событиях и датируя их. Самое раннее точное известие о русинах относится к 477г.: нападение их на город Юваву, ныне Зальцбург.
3. Указать хотя бы приблизительно дату начала Руси не представляется возможным потому, что было две Руси: южная, Киевская, в области Днепра и Днестра, и северная, Новгородская, в области Ладоги и Ильменя. Первоначально они были изолированными друг от друга, и их писаные истории - в различной степени сохранности. Правильнее будет рассматривать оба государства отдельно до момента, когда они слились при Олеге в один общий поток.
4. Писаную историю и Новгородской, и Киевской доолеговской Руси можно проследить вглубь до конца VIII в., однако и из предшествующих веков имеются изолированные сведения об их истории, связать которые вместе пока не представляется возможным. Однако не утеряна надежда, что найдутся промежуточные звенья, и начало их историй будет сдвинуто ещё далее вглубь веков.
В сущности этого ещё никто не делал. С опубликованием этой работы могут быть начаты вполне обоснованные и осмысленные поиски. Не искали, так как были убеждены, что искать нечего.
5. Интереснейшую страницу доаскольдовой Руси открывает недавно найденная Влесова книга - летопись, написанная языческими жрецами. Текст до сих пор полностью не опубликован и не прочтён, не исследован в отношении достоверности. Влесова Книга уводит нас во времена по крайней мере лет за 300-400 до Аскольда. Есть даже даты, и их предстоит перевести на наше времяисчисление.
6. Уже первые известия писаной истории застают обе Руси в виде вполне сформировавшихся государств с их собственными династиями. Они заключали наступательные и оборонительные союзы, различные договоры, воевали, мирились и т.д. В Новгородском государстве отмечено восемь поколений великокняжеской династии до князя Буривоя.
В обоих случаях это далеко ушедшие вперёд государства с высокой материальной культурой, с собственными, достаточно развитыми ремеслами, с международной торговлей. Восьмой век, по-видимому, мало отличается в этом отношении от девятого.
Представления Шлёцера и других о том, что восточные славяне VIII и IX вв. были дикарями, жили подобными зверям и птицам, с точки зрения современной науки просто абсурдны, исключительно невежественны.
7. Новгородская Русь в конце VIII в. в лице князя Буривоя отстаивает свою самостоятельность в стычках с варягами, по-видимому, скандинавами. Варяги всё же захватили Новгород, и Буривой бежал на границу своих владений. Этот-то момент платежа дани варягам новгородцами и отмечен, надо полагать, первым русским летописцем.
Новгородцы, однако, недолго терпели скандинавов. Выпросив у Буривоя его сына Гостомысла, они подняли восстание и прогнали варягов. Это летописью и отмечено. Началось долгое и славное княжение Гостомысла.
8. Нестор умолчал об этом княжении, лишь упомянув сам факт. И можно понять почему: он писал летопись южной, Киевской, Руси, и история северной его не интересовала. Это уводило его в сторону от задач, поставленных перед ним церковью. Это видно из того, что первым князем на Руси он считал Олега. Рюрика русским князем он не считает, ибо Новгород тогда русским не назывался, а назывался словенским. Возможно, Нестор и вовсе не упомянул бы Рюрика, если бы не его сын Игорь: нельзя было не сказать, кто был его отцом.
9. К концу жизни Гостомысл потерял всех четырёх сыновей, и возникла проблема престолонаследия. Выбор его пал на Рюрика, внука от средней дочери Умилы, бывшей замужем за одним из западно-славянских князей-варягов. Желание его в виде сна-предвещания стало известно всем и было встречено благожелательно.
По смерти Гостомысла начались, тем не менее, неурядицы, закончившиеся соглашением северных племён о выборе общего князя. Колебались между следующими предложениями:
а) избрать князя из своей среды,
б) пригласить от дунайских славян,
в) из Киева, от полян,
г) пригласить из хазар,
д) избрать князя из западно-славянских князей-варягов.
Одержало верх последнее предложение - исполнилось желание Гостомысла, и восстанавливалась старая славянская династия, но по женской линии.
10. Теперь уже нельзя сомневаться в следующем:
а) призвание варягов - безусловно исторический факт, подтверждаемый тремя независимыми источниками: русской христианской летописью Нестора, Иоакимовской летописью, мекленбургским преданием (см. ниже);
б) варягами летописец называл не только скандинавов, но и вообще жителей западной части Балтийского побережья, в их число входили и западные славяне. То, что посылали за князем не к шведам, не к норвежцам и не к готландцам явствует из летописи совершенно ясно - речь могла идти только о западных славянах;
в) имена Рюрик, Синеус и Трувор, как мы показали, славянские имена. То, что матерью Рюрика была дочь Гостомысла, зафиксировано Иоакимовской летописью;
г) в 1840г. француз Marmier записал предание города Мекленбурга, в котором рассказывалось о том, что у славянского князя Годлава, предводителя славян-ободричей, было три сына Рюрик, Синеус и Трувор, которые отправились на Русь и стали там княжить. Это свидетельство француза, не имеющего никакого отношения к спору о призвании варягов, показывает, что и по отцу Рюрик был славянин. Получается, что призвание варягов отмечено дважды: в русской летописи, то есть в стране, куда пришёл Рюрик, и народным преданием в Мекленбурге - в стране, откуда пришёл Рюрик. Напомним, ни один источник - письменный ли или сохраненный народной памятью среди народов германского корня - о призвании варягов ничего не говорит. И это понятно: призвание касалось славянских, а не германских племён. Отстаивать норманскую теорию теперь может только обскурант.
11. За 17 лет своего княжения - сначала в Ладоге 4 года, потом в Новгороде - Рюрику удалось консолидировать племена северной Руси. В Новгороде пришлось применить и силу. Вожак Вадим Храбрый и другие были убиты, некоторые новгородцы бежали в Киев подальше от режима Рюрика, показавшегося им рабством. Понятно, что Рюрик принёс с собой и методы управления, усвоенные им при менее демократическом государственном строе у славян центральной Европы.
Рюрику удалось помочь Киевской Руси в освобождении от ига хазар, - он послал им на помощь Аскольда, но слияния Новгородского и Киевского государств тогда не произошло.
12. Смерть захватила Рюрика в момент, когда его сын Игорь был ещё ребёнком, носимым на руках. Регентом северной Руси стал Олег, норвежец, дядя Игоря по матери, которая была норвежской княжной. Так как Олег был воеводой у Рюрика и вместе с тем осуществлял фактически княжение в государстве, разные летописи называют его то воеводой, то князем.
Получив известие, что киевляне недовольны Аскольдом (из-за его христианских симпатий, надо полагать), Олег отправился в поход на юг, захватив с собой малолетнего Игоря как материальное доказательство своих прав на княжение. Аскольд был предан киевлянами и убит, а Олег без боя занял Киев.
Затем Олегом был совершён шаг огромного значения - он перенёс столицу объединенного восточно-славянского государства в Киев. С этого момента северная Русь начала постепенно принимать на себя имя Русь (от варяг бо прозвашася Русь), этот момент и по сути, и формально и есть начало той Руси, которую мы знаем по нашей летописи. Основателем этого объединённого государства оказался совершенно случайно норвежец Олег по причине малолетства Игоря. Вот единственное зерно истины во всей норманской теории, но не надо забывать, что пребывание на троне инокровного князя не означает, что страна, откуда происходит этот князь, определяет ход развития, культуру и организацию данного государства, - русская культура, русское государство создалось своими, восточно-славянскими или по более простой терминологии, русскими руками.
13. Слова Русь, русин - пришли с юга и затем распространились до Белого моря. Есть все основания думать, что они появились на среднем Днепре уже в исторические времена откуда-то с юга. Во всяком случае в 477г. известный Одоакр, властитель Рима, был в тоже время и гех ruthenorum. Память об этом сохранялась в народе ещё во времена Богдана Хмельницкого, ибо он, обращаясь к народу с призывом подняться против Польши, считает Одоакра прямым предком казаков.
Принимая во внимание существование среди центрально-европейских и южных славян предания о Чехе, Лехе и Русе, мы можем предположить с известной вероятностью, что Русь как имя государства произошло от имени предводителя народа наподобие: по имени Итала - Италия, по имени Эллада - древняя Греция, отсюда эллины, по имени Пелопса - Пелопоннес и т.д., чему мы имеем сотни примеров в истории вплоть хотя бы до Америго Веспуччи, давшего имя Америке. Самое же имя Рус, вероятно, является просто кличкой - он был рус, то есть обладал русыми волосами.
14. Объединив силы Новгородской и Киевской Руси, Олег быстро подчинил себе почти все остальные племена восточных славян и близких им угро-финских и, собрав огромное войско, совершил в 907г. удачный поход на Византию. Договором 907г. были восстановлены мирные отношения и определены условия дальнейшего существования. Однако в 911г. был заключён и другой весьма обстоятельный договор, на этот раз уже исключительно касавшийся мирных отношений и регулирующий их по всем сторонам их взаимоотношений.
Всё это время Игорь оставался в Киеве. В 911г. Олег устроил брак Игоря с псковитянкой Ольгой из рода Гостомысла, его родственницей. Славянское имя её было Прекраса.
Олег умер, по-видимому, во время поездки своей на родину на старости лет.
15. История Киевской доолеговской Руси протекала совершенно иначе и изолированно от скандинавов. Она была более бурной, нежели история северной Руси. На севере политическая ситуация была проще. Там соседи Руси находились на уровне главным образом охотничьего хозяйства и серьёзной опасности для новгородских словен не представляли.
Какую-то роль могли играть скандинавы, но она была временной, незначительной и поверхностной.
На юге Русь в течение веков была под экономическим и культурным влиянием Византии и отчасти Рима. Кроме того, почти каждое столетие новая волна пришельцев с востока резко изменяла положение в Причерноморье и косвенно влияла на Русь.
Если государственность и зародилась на юге раньше, чем на севере, однако линия её развития более прерывиста. Русь (так скажем) создавалась здесь и распадалась множество раз, ибо волны пришельцев бывали подчас огромной силы. Отсюда и отсутствие сплошной линии развития государства на юге.
Киевская Русь, по-видимому, стала называться Русью здесь не искони, а по какому-то племени русинов, подошедшему с юга и захватившему полян с их Киевом. Мы имеем свидетельства, что уже в первой половине VII в. южная Русь распространяла своё влияние даже на далекий Каспий. Властитель Дербента Шахриар в 644г. определенно говорил, что русы и хазары это два главных его врага и что русы враги всему миру (подразумевается - арабскому).
Если сообщение Феофана истолковано верно, а это, по-видимому, так, то мы застаём в 774г. Русь уже в известных отношениях с Византией.
В первой половине IX в., в 839г., Русь заключает договор с Византией о дружбе, причём послы её принимаются с большой предупредительностью и почётом. Этот факт в русские летописи не попал, но зато упомянут западноевропейскими хрониками.
Когда южная Русь попала под политическую зависимость от хазар - не уточнено. По всей видимости, она была не очень долгой и в значительной степени номинальной. Всё сводилось главным образом к платежу дани. Есть данные, указывающие, что южная Русь обладала достаточной автономией: воевала и заключала мирные договоры, вовсе не вовлекая в них Хазарию. Вернее всего Русь просто откупалась от своего соседа, то есть делала то, что практиковали Византия и Рим.
В 860-ом году Русь предприняла карательную экспедицию на Царьград за нарушение греками договора, убийство нескольких руссов и т.д. Отместка была ужасна. Руссы возвратились домой, досыта насытившись местью и с огромным количеством награбленного. В русские летописи это событие попало из греческих хроник, но в искаженном виде и с хронологической ошибкой (поход был не в 852г., а в 860-ом).
Вскоре, однако, мирные отношения были восстановлены и к 867г. состоялось событие огромного культурного значения: Русь получила из Византии епископа и частично приняла христианство, через несколько лет на Руси уже было архиепископство.
Поход 874г. Аскольда на Византию был неудачен и, можно думать, что это облегчило Олегу захват Киева.
16. После Олега, первого князя объединенной Руси, норвежца, княжившего только по малолетству его племянника, законного наследника, Игоря, княжил последний. Отец Игоря Рюрик, славянин, мать норвежская княжна, родился Игорь на Руси и женат был на псковичке Ольге, славянке из рода Гостомысла. Княжение его не было весьма удачным. Хотя он и удержал в подчинении племена, объединенные Олегом, поход его на Византию окончился неудачей. Второй поход, хотя и обошелся без про лития крови и привес контрибуцию со стороны греков, все-же был завершон договором, менее выгодным, чем договор Олега с греками. Убийство его древлянами привело к регенству Ольги и войне ее с древлянами, ибо сын ее Светослав был еще маленьким мальчиком,
Следует отметить, что убийство Игоря произошло от его жадности, получивши от древлян дань, он стал требовать ее вторично, - это уже вызвало возмущение древлян. Интересно, что русские летописи умалчивают о причине смерти Игоря, византийские-же источники говорят об этом подробнее: Игорь был схвачен древлянами, привязан к двум елям, пригнутым вниз, затем ели были отпущены и Игорь разорван. Предания летописи о мести Ольги отражают ее гнев по поводу столь бесчеловечной расправы с ее мужем.
17. Ольга была чистокровной славянкой, псковичкой, сани, на которых она ездила, хранились еще долго в Пскове, что отметила даже летопись. Отомстив древлянам за смерть мужа, она сумела удержать все остальные племена в подчинении, навела порядок внутри государства, и внешними войнами не занималась. Государство под разумным управлением Ольги крепло и шло по пути процветания.
Крещение Ольги состоялось, по видимому, в 955 году в Царьграде. Обращение ее в христианство имело приватный, и по видимому, секретный характер. Христианство при ней заметных успехов не имело, не удалось ей о6ратить в христианство и сына своего Светослава, несмотря на все свои старания. Народ в массе стоял еще на стороне язычества.
18. Незадолго до ее смерти на престол вступил Cветослав, чистый славянин по крови, шедший твердо в одной линии с народом в своем язычестве, Сильный телом и духом, Светослав был типичным завоевателем, действительные интересы народа для которого были чужды. В борьбе, в добыче, взятой в войне, он видел цель жизни и пренебрегал интересами государства.
Напрасно современные советские историки видят в его поступках шаги разумного, полезного государственного деятеля, - Светослав был авантюристом вроде Ричарда Львиное Сердце, все устремления которого были к тому, чтобы подраться.
Дела Новгорода его вовсе не интересовали, о Киеве он прямо заявлял, что ему там жить нелюбо. История давным давно уже вынесла о нем свой верный приговор устами киевлян-современников: Княже, говорили они, ты ищешь чужой земли, а своею пренебрегаешь.
Положительно в его попытке было то, что он присоединил крепче некоторые восточно-славянские племена и совершенно разгромил хазар. При нем границы Руси приближались к этнографическим границам.
Честолюбивые мечты приводили Светослава к мысли даже о захвате Царьграда, но война с Византией в Болгарии окончилась неудачей и по пути в Киев он был убит печенегами в засаде на Днепре.
19. Ярополк был сыном Светослава, повидимому, от венгерской княжны. Вероятно под влиянием своей бабушки Ольги он имел большое расположение к христианам, это вызывало большое недовольство народа Ярополком, которого летописи изображают человеком мягким и справедливым. Христианином он не был, но его очевидные симпатии к христианству дали повод к тому, что кости его и его брата Олега были впоследствии крещены.
Мы не знаем, что вызвало столкновение его с братом Олегом, но в результате Олег погиб во время бегства, будучи сброшен вместе с конем в ров на узком мосту.
В смерти Олега Владимир, средний брат Ярополка, но от другой матери, увидел опасность и для себя, и бежал из Новгорода за море за военной помощью варягов.
Вернувшись с варягами (кто они были по национальности, в сущности, неизвестно), Владимир занял Новгород. В Полоцке во время столкновения с полоцким князем Рогволодом он захватил дочь последнего, отказавшую ему в сватовстве и уже засватанную за Ярополка, сделал ее насильно своей женой и тем усугубил рознь с братом.
Благодаря подкупу воевод Ярополка Добрыней, дядей Владимира по матери, в битве одержал верх Владимир. Из дальнейших событий ясно, что Владимир обещал воеводам Ярополка твердый курс на язычество. Когда Ярополк был предательски убит (не следует забывать, что Владимир был братоубийцей), Владимир сел окончательно в Киеве и начал воздвигать кумиры, исполняя обещанное.
20. Владимир был незаконным сыном Светослава и Малуши, девки-ключницы у княгини Ольги.
Превращение славянки Малуши норманистами в скандинавку Малфредь является примером беспардонной наглой лжи: отец ее был Малко из города Любеча -явный славянин, брат ее был Добрыня, имя которого явно говорит об его национальности, сама она была Малушей, местной дворовой девкой и недаром гордая полоцкая княжна Рогнеда отказалось выйти замуж за Владимира, сына рабы (не хочу розути робичича), но приняла предложение Ярополка, сына от того же отца, но от благородной матери.
21. Владимир был истым сыном русского народа и по происхождению и по своей политике. Ведя многочисленные войны, он объединил все восточно-славянские племена, в том числе и Червоной Руси (Галиции) и распространил границы своего государства до этнографических границ.
В противоположность отцу он захватнических войн не вел и, доведя границы государства до этнографических границ, целиком занялся консолидацией сил государства.
Женитьбой своей на византийской царевне, первой невесте всей Европы, в руке которой было отказано сыну германского императора, Владимир покрыл свое полу-плебейское происхождение и поставил династию в уровень с наиболее знатными династиями Европы,
Есть данные, позволяющие думать, что он добился от Византии и большего ранга в лестнице владетельной иерархии. По крайней мере на монетах он изображался в короне и царском облачении.
22. Огромную роль в жизни Руси сыграло принятие Владимиром христианства, как государственной религии. Шаг этот был сделан после долгих взвешиваний, испытаний различных вер, и был исключительно политическим шагом, выдвинувшим Русь в ряды первостепенных государств Европы.
Крещение Владимира состоялось в Корсуни (в Крыму) поздней осенью или ранней весной 990-го года.
Крещение Руси в Киеве состоялось в 990-ом году (а не в 988!) году. Расхождение в датах и месте крещения Владимира в разных источниках обьясняется тем, что религиозные источники стремились скрыть факт, что Владимир принял христианство не из моральных, а из государственных соображений. Эти источники стремились для канонизации Владимира изобразить дело так, что крещение было личным желанием Владимира, в этом случае они видели основу для канонизации, в котором Византия отказывала и отказала. Поэтому они называли годом крещения 987-й, а местом Русь.
Новая религия послужила мощным орудием объединения разноплеменного государства в одно целое, создала общий язык (язык религиозного культа и тем привела к русификации нерусских племен) и укрепила положение князя (бог был самодержцем на небесах, князь же - на земле).
23. Владимиром были введены замечательные новшества: принудительное обучение грамотности и вообще наука детей зажиточных классов, забота о больных и немощных, изданы разумные, гуманные законы (отменена, напр. смертная казнь, повидимому, впервые в Европе). Желание учиться и заимствовать что-то хорошее у других народов дало основание Владимиру для посылки особых посольств в Царьград, Рим, Египет, Иерусалим, Вавилон и т.д., именно для соглядания чужих законов, обычаев и проч., тем самым толкнуло Русь на путь быстрого культурного развития.
Сам Владимир был человек с чрезвычайным кругозором, но вместе с тем он не был сухим, головным человеком: он любил пиры, веселье, искусство, женщин и т.д. Причем его пиры не были актом замкнувшегося в своем довольстве человека, - он пировал со всем народом и был чрезвычайно щедр.
Именно эта близость к народу и создала ему нежное прозвище - Красного Солнышка, народ любил его беззаветно и донес эту любовь в былинах до настоящего времени.
За время существования Руси, а затем России было только двое гигантов: Владимир Великий и Петр Великий. Оба круто изменили всю жизнь народа: один введением христианства и гуманности, науки, другой вторичным сближением с Европой после 300-летней татарской тьмы.
Однако, как личности, они несравнимы, - Владимир овеян любовью народа и благородной памятью, о Петре народ молчит, и не без основания, ибо Петр гуманностью не отличался.
24. О Светополке Окаянном мы знаем очень мало. После смерти Владимира он немедленно совершил тройное братоубийство и захватил власть в свои руки. Ярослав, предупрежденный во-время сестрой, уцелел и в происшедшей затем схватке одержал верх. Светополк бежал куда-то за-границу и неизвестно где скончался в горячке.
Стремление, некоторых католичествующих историков изобразить Светополка светлой личностью из-за его симпатий к Риму показывает наглядно всю глубину морального падения их: личность, проклятую всем народом, они зачисляют в свои друзья и гордятся близостью к тройному братоубийце.
25. Кто была мать Ярослава до сих пор с точностью не установлено. Летопись утверждает, что он был сыном Рогнеды. В какой степени отталкивающая картина овладения Рогнедой отвечает действительности мы не знаем, однако, что овладев ею по праву завоевателя, он сделал ее настоящей, законной женой, вероятно, из-за княжеского ее рода. Есть сведение, что женившись на Анне, Владимир официально известил Рогнеду о переходе своем в христианство и женитьбе, т.е. проявил к ней полное уважение. Была-ли Рогнеда скандинавкой или славянкой - неизвестно. Известно только, что отец ее был Рогволод из-за моря, но он мог быть и заморским славянином подобно Годлаву, отцу Рюрика.
Утверждение норманистов - только догадка, далеко не бесспорная, тем более что имя Рогволод (аналогия Всеволод) - имя славянское, а сама Рогнеда была настолько скандинавкой, что в отказе Владимиру употребила типичнейшую славянскую подробность (не славянка так не выразилась-бы).
Вся жизнь Ярослава протекла в тесном общении с Новгородом. Ставши великим князем в Киеве, он дал особые права Новгороду, к сожалению, в чем заключались, история не сохранила. Этими правами Новгородцы очень гордились и удержали их до самого разгрома их Москвой, сначала Иваном III, а затем окончательно Иваном IV-м.
Вообще в Киевской Руси Новгород был второй столицей и князь, сидевший в Новгороде, был обычно кандидатом на престол в Киеве.
Ярослав воевал довольно много, но это были большей частью войны за власть. Внешних, завоевательных войн он почти не вел. При нем Русь заняла одно из самых блестящих мест в Европе. Прежде всего этому способствовали широкие династические связи: Византия, Франция, Венгрия, Польша, Норвегия, Германия и т.д., были связаны с Русью браками с членами семьи Ярослава. Достаточна сказать, что дочь его Анна правила Францией.
Киев при нем был расширен, укреплен и украшен. Иностранцы видели в нем соперника Царьграда. Ремесла и торговля процветали. Культура достигла весьма высокой степени развития. Это был апогей Древней Руси. На этом мы пока остановим изложение конспекта.
Из изложенного явствует, что действительная картина событий на древней Руси была значительно иной, чем обычно представляется. Как и почему могло случиться, что историки создали неверную картину?
Причина первая: недостаточная разработанность русских первоисточников. Русские летописи и другие источники вроде Русской Правды, договоров, грамот, различных записей и надписей и т.д. исследованы весьма недостаточно. Существуют сотни мест, которые понимаются различно, вернее, совершенно не понимаются. Естественно, что имея такой исходный материал, историки плохо владеют им и не могут взять из исторического наследства того, что там в действительности есть.
Не только отдельные слова, выражения или фразы остаются темны, темным оказывается в силу разных причин часто и весь контекст. Хронология событий часто шатка, и подчас и вовсе неверна. Многие места интерпретированы неверно, но эти неверные объяснения стали уже каноном и никто не обращается к первоисточнику, чтобы узнать правду. Нет сводки летописи, где текст был-бы выверен по всем имеющимся спискам и мы до сих пор не имеем возможности прочитать ее без пропусков, вставок, ошибок, описок и т.д. До сих пор не издан свод всех летописей, много было сделано, но не завершено. Есть летописные списки до сих пор неопубликованные. Наконец, многие труды, например, История Татищева, заключающая в себе выписки из оригинальных, но нынче исчезнувших рукописей, стали библиографической редкостью. Многие труды, изданные по-латыни или даже по-немецки в XVIII и XIX столетиях, остались непереведенными.
Для всей этой колоссальной черновой работы историков нехватает рук и помощь им со стороны филологов, диалектологов, географов и вообще просто людей, интересующихся историей крайне необходима.
Причина вторая: недостаточная разработанность иностранных первоисточников, касающихся истории Руси. Огромное латинское, греческое и на других языках наследство не переведено и не комментировано, а между тем из этих источников мы узнаем подчас гораздо больше, чем из русских летописи, напр., о войнах Светослава. Русь жила не в пустоте, а среди других народов, поэтому без детальнейшего знания хроник, актов, договоров, историй, агиографической литературы, отчетов путешественников т.д. соседних народов нельзя написать и истинной истории Руси. Интереснейшие сведения мы ходим у мусульманских писателей, но кроме устаревшей и ставшей библиографической редкостно работы Гаркави мы ничего не имеем. История Польши Длугоша на латинском языке, написанная с использованием древних русских, ныне погибших летописей, вовсе не переведена и т.д.
Нет свода грузинских, армянских авторов - свода отрывков о древней Руси. Кому это делать, как не русским историкам и филологам; выуживать хотя-бы краткие отрывки о Руси из иностранных источников, не иностранцам-же?
А между тем мы видим, что данные иностранных источников исключительно важны, например, в вопросе и крещении Владимира Великого.
Издания свода иностранных авторов даже не начато. Конечно, пренебрегая таким материалом, истории верной, неподдельной написать нельзя, равно как нельзя и передоверять этого дела иностранцам, достаточно для этого посмотреть из Баумгартена, Таубе, Стендер-Петерсена и др.
Причина третья (и может быть основная): несовершенство научного метода историков. Выражается это в следующем: 1) у историков нет стремления прежде к точности, достаточно одного примера с основной датой русской хронологии: началом русской хронологии летопись берет 6360-й год от сотворения мира; естественно узнать, что это за год в исчислении от рождества Христова. Существуют несколько мнений: одни считают, что Христос родился в 5500 году, другие в 5506 году, третьи, наконец, в 5508г. - от сотворения мира. Всякий исследователь, следующий точному, логическому методу, прежде всего, задается вопросом: какое-же исчисление было принято русскими летописями? Несколькими строками ниже об этом сказано косвенно, надо только проделать два арифметических действия- сложение и вычитание. Ни один историк этого не сделал, в результате вместо 860-го года в основу был взят 852-ой. Разница в 8 лет для основной даты нешуточная, из нее проистекали все дальнейшие ошибки. Не заметили и того, что греческий проповедник, рассказывая историю мира Владимиру, прямо сказал, что последний родился в 5500, а не 5508 году от сотворения мира. Там где нет точности, нет науки.
2) историки воспринимают факты как-то беспредметно, вне связи с временем, пространством и условиями, примеры: а) при перечислении событий от сотворении мира все время идет в летописи исчисление от и до; если мы суммируем все цифры, мы не получим необходимой 6360, а на 54 года меньше: это было замечено, но причина этого не раскрыта. А между тем в тексте сказано: от Давида и от начала царства Соломоня. Как-же может быть срок от царствования двух царей сразу? Ясно, что в тексте был пропуск переписчика: был указан срок от Давида и до Соломона, но переписчик перескочил через 2-3 слова и случился пропуск в 54 года. Такой элементарной вещи не открыли, хотя это доступно всякому coобразительному мальчишке, b) общеизвестно, что значение многих русских слов с течением времени изменилось, значит при чтении древних текстов нужно соблюдать крайнюю осторожность, в особенности если это касается церковно- славянского языка, этого не принимали во внимание, отсюда ложночтение: нача ся прозывати Руськая земля - вовсе не означает, что с этого времени Русская земля получила свое название (это просто нелогичность, глупость), а означает, что Русская земля впервые упомянута в греческой летописи; далее; пояша по себе всю Русь -, вовсе не означает: взяли с собой всю Русь; а взяли для себя, т.е. поделили между собой, всю Русь, - ведь в древности говорили - пояти по себе жену -, что означало - взять для себя; наконец - от варяг бо прозвашася Русь - вовсе не означает, что из-за варягов словене стали называться Русью, а варягами они стали называться Русью, ибо пришельцы не делали различия между новгородцами и киевлянами, для них это было единое племя и т.д. Наша история пестрит такими ложночтениями, с) историки не делают разницы между предполагаемым и доказанным, достаточно кому-то, в особенности авторитету, высказать вероятное предположение, как оно делается каноном, и никто не думает, что это только вероятная гипотеза; d) историки склонны к бесконтрольности фантазии и не чувствуют никакой ответственности за сказанное; достаточно кому-то сказать, что русы египетского происхождения, как с этим начинают считаться, стопроцентную глупость начинают комментировать, уделять ей внимание и даже подхватывать, е) среди историков нет того, что имеется среди представителей точных наук: наказуемости за свои ошибки; достаточно историку защитить докторскую диссертацию, т.е. доказать свою способность к научным исследованиям, как ему открывается широчайшее поле для бесконтрольпой деятельности, толкуемой как свобода научной мысли.
В результате история засоряется тысячами нелепых теории, утверждений, ложнотолкований. У представителей точных наук иначе, там после того, как ученый сделал ряд крупных ошибок, с ним перестают считаться и он скоро почти автоматически выбрасывается из среды ученых. У представителей точных наук не может случиться, чтобы, пишучи (допустим, как сравнение) историю древней Руси в норманистском духе, ученый не сказал, что существуют и антинорманистские школы, не обсудил все рro и contra и т.д. - этого не может допустить его научная совесть, его научное credo, у историков это осуществляется легко и безнаказанно.
Причина четвертая: необыкновенная податливость историков давлению сильных мира сего. Когда-то историки вообще представляли собой восхвалителей, конечно за деньги и почести, своих повелителей. В настоящую эпоху мы имеем уже университеты и академии наук, казалось-бы, у историков должно бы найтись обьективности, хотя бы для изложения того, что было тысячу лет назад, но этого нет, и тяжелое наследие до сих пор еще тяготеет над исторической наукой.
Если личное угодничество сейчас уже не имеет столько места, как прежде, имеются другие формы угодничества: политические, национальные, религиозные и т.д. Чего стоит, например, одно религиозное угодничество ренегатов Баумгардена, Таубе и других перед католицизмом. А между прочим им верят, как ученым, хотя они спускались до уровня научного мошенничества. Исследования их настолько тенденциозны, что не могут приниматься во внимание истинной наукой.
Чисто политической, т.е. удовлетворяющей интересам немецкого шовинизма, приютившегося у трона в России, была и норманская теория. Исследуя нашу историю объективно, мы видим, что скандинавы-германцы не сыграли в ней решительно никакой, достойной внимания роли. Ни завоевателями, ни организаторами они не были. Они появлялись, как наемная военная сила, и немедленно удалялись, когда внутренние военные конфликты заканчивались. Во внутренней политике они также никогда никакой роли не играли, мы, например, не знаем ни одного дворцового переворота, в котором скандинавы сыграли бы роль.
Все было выдумано досужими прогерманствующими историками, не желавшими обратить внимание на тот неоспоримый факт, что в иностранных источниках, которые в первую очередь должны были говорить о завоевании Руси, о правах германцев на престол и т.д., нет ни слова об основах норманской теории.
Нигде на Руси скандинавы отдельных поселений не образовывали и скандинавских групп женщин, стариков и детей не было. Были только посетители или иммигранты, но совершенно в ничтожном числе.
Вся норманская теория основана только на ложной интерпретации русских летописей. Норманисты совершенно произвольно вставляли или выбрасывали слова, заменяя тем вовсе смысл, расставляли собственную пунктуацию и т.д. словом, получали то, что хотели получить. Все их писания только куча никуда негодной, исписанной бумаги.
Существует, наконец особый род искажения исторической истины, удовлетворяющий главным образом личному самолюбию. Он в особенности в употреблении у лиц иностранного происхождения, но получивших образование в России. Эти лица, вернувшись после 1917 года к себе на родину, и зная отлично русский язык, пользуются у себя огромным авторитетом, но направляют свою деятельность в сторону фальсификации истории Руси, либо потому, что желают польстить своему национальному шовинизму, либо удовлетворить свое чувство ненависти к тем, кто лишил их теплого, насиженного места. И тот, и другой путь доставляет им и славу и деньги.
Причина пятая: вернее следствие всех четырех предыдущих, вместе взятых: игнорирование источников, противоречащих норманской теории. Иоакимовская летопись, заключающая в себе историю северной Pycи до Рюрика, обьявлена недостоверной и отодвинута в тень, многие отрывки Никоновской, Тверской и других летописей фактически в историю не включены, самое большее - они приведены с казенной ремаркой: происхождение данного известия в этой летописи неизвестно. Влесова книга, находка которой объявлена в самом начале 1954 года, до сих пор не вызвала достаточно интереса, о ней историки-профессионалы молчат. Почему? Потому, что она взрывает все корни их символа исторической веры. Допустим, что Влесова книга фальшивка, но это надо доказать! На деле-же видим полное безучастие.
Вполне естественно, что не пользуясь всеми историческими источниками, правдивой истории написать нельзя.
Здесь необходимо сказать об русском летописании. Оно было длительным и сложным процессом, его можно разделить на 4 этапа:
1) Эпоха языческого летописания, эпоха Влесовой книги. Это летописание, повидимому, использовано только в самой незначительной мере, ибо последующие летописания были все христианскими, и пользование языческими представляло собой религиозное преступление. Не только ссылаться на такой источник, но даже держать его в руках было делом наказуемым. О существовании этого летописания очевидно летописцы христиане были осведомлены, но не прямо, а косвенно, через народные предания. Эта эпоха наукой совершенно не изучена, однако, она внесет вероятно огромные изменения в нашу историю.
2. Эпоха хроники, т.е. погодной записи событий в весьма краткой форме. От этой эпохи остались только следы в южных записях. Эту эпоху мы назвали условно аскольдовской, ибо имеются совершенно точно датированные погодные записи с мелкими, чисто киевскими событиями времен Аскольда. Выдумывать такие известия, как падение больших дождей, налет саранчи и т.д., позднейшим летописцам не имело никакого смысла, такие известия безусловно автентичны.
3. Эпоха перволетописи, эпоха, когда была сделана попытка впервые дать историю Руси, т.е. последовательное и подробное изложение событий, часто с объяснением условий и мотивов действий, и все это уже на фоне всеобщей истории. Эту эпоху следует назвать иоакимовской. Перволетопись, повидимоу, была новгородской, но именно в иоакимовской записи; все-же другие новгородские летописи являются в своей основе только сокращенным изложением несторовской (см. ниже).
Поэтому перволетописцем следует считать Иоакима, а не Нестора, жившего почти сто лет спустя поле написания Иоакимовской летописи. Иоаким, будучи епископом (умер 1030г.), посланцем Византии, по национальности безусловно славянином, ибо только лица со знанием русского языка могли быть посланы для обращения новгородцев в христианство, был несомненно высокообразованным человеком. Отсюда и широкий план летописи, и ссылки на греческие источники, и принятие в основу летоисчисления царствование греческого императора, и упоминание о распространении христианства у средне-европейских и южных славян и т.д.
4. Эпоха Нестора, эпоха тенденциозной истории, основанной на выпячивании династии рюриковичей, затушёвывающей наличие нескольких древних восточно-славянских государств (по крайней мере Новгорода, Полоцка), затушевывающей историю долгой и упорной борьбы с язычеством и т.д.
Нестор простой монах, с кругозором, несомненно, более узким, чем у епископа Иоакима, заимствовал у последнего все вступление к летописи и выбросил всё, что касалось Новгорода и могло мешать его главной задаче - возвеличиванию киевских князей.
К этому он добавил ряд народных преданий об исторических личностях, не заботясь особенно об их точности и логически, использовал некоторые официальные документы, прежние хроникальные записи и...винегрет из русской истории, годный для массового читателя, был готов.
Будучи идеологически целеустремленным, этот винегрет играл в руку киевских князей и, поэтому, был призван официальной историей. Летопись Иоакима, и документы, ей подобные, были отодвинуты далеко в архивы и постепенно изьяты из обращения. Только счастливая случайность сберегла в руках малоученого монаха старинную летопись и передала часть ее в руки Татищева.
Историографы не разобрались в сущности русского летописания и приняли несторовский вариант, безусловно тенденциозный за настоящую историю.
Иоакимовской летописи просто не поверили, ибо она совершенно разрушала установившийся канон.
Испытующая исследовательская мысль была подавлена политическими тенденциями.
Ныне говорить о призвании варягов-скандинавов не приходится (пригласили западных славян, называвшихся также варягами), поэтому Иоакимовская летопись всплывает сама собой, а вместе с ней восстанавливается и остальная историческая правда.
Справедливость требует отметить, что восстановление истины целиком принадлежит нам. До нас ни один историк истинного значения Иоакимовской летописи не понял.
Итак, историки не разобрались в относительной ценности различных первоисточников, - отсюда и дальнейшие ошибки. Хроникальные записи существовали уже при Аскольде. 872-й год может считаться первой точной датой оригинальной русской летописи, упомянувшей об убийстве болгарами сына Аскольда.
С появлением рюриковичей в Киеве, вызвавшим, повидимому, разгром первичного христианства там, хроникальная запись, вероятно, прекратилась, возобновившись только почти 100 лет спустя. Только этим можно объяснить поразительную бедность и неконкретность сведений летописи в эпоху первых рюриковичей.
В эпоху Владимира Великого начинаются, очевидно, снова хроникальные записи, а затем, надо полагать, около 1000 года, появляется первая настоящая (Иоакимовская) летопись. Вряд-ли стоит добавлять, что никакого Начального свода Шахматова или Сказания о распространении на Руси христианства Лихачева не было - это ученые фикции, не подтвержденные фактами. Наконец беспристрастность летописи - это вредный миф, которым историк не должен позволить себя одурманить.
Теперь перейдем к некоторым общим выводам нашего конспекта. Наши прежние историки совершенно умалчивали, а современные историки (главным образом советские) только начинают говорить о древней, дорюриковской истории Руси. До сих пор Русь всплывала на арену истории совершенно неожиданно, неоправданно, как с неба свалившейся метеор.
На самом деле история Руси (даже с самым именем Русь) прослеживается на несколько веков глубже.
Под другими же названиями славяне (и восточные в том числе) появляются уже в первые века нашей эры и нет ничего удивительного, если со временем будет окончательно доказано, что скифы- пахари Геродота были восточные славяне.
Таким образом у нас отнята вся дописьменная и значительная часть письменной истории. Трагедия в том, что до сих пор в западно-европейской науке царит полностью норманская теория, там до сих пор царит эпоха средневековых предрассудков и целый ряд блестящих умов стоит в стороне от разработки истинной истории Руси аспекте всей Европы. Печальнее всего то, что там к обскурантизму примешивается даже мелкое шарлатанство. Далее, на основании новейших исторических, археологических и других данных можно считать неопровержимо установленным, что культура древней Руси, весь уровень ее жизни, были гораздо выше, богаче, разнообразнее, и, главное, самостоятельнее, чем это утверждали норманисты.
В момент появления Рюрика в северной Руси (вернее Словении), восточно-славянские племена от устья Волхова и до устья Днестра, от Карпат и до Ростова и Суздаля стояли уже на весьма высокой ступени развития. Это были оседлые, преимущественно земледельческие племена, имевшие многочисленные города и значительное население.
Целый ряд ремесел был широко распространен и многие их них стояли на весьма высоком уровне. Искусство, свое, местное, не отставало от других сторон жизни, свидетельствуя о значительном материальном благосостоянии. Сомневаться теперь в этом не приходится, ибо на Руси найдены формочки для лития разных сложных украшений, материал для этого литья, бракованные экземпляры и самые изделия тут-же рядом. Никто не может сказать теперь, что бракованные вещи привозили из-за границы.
Весьма вероятно, что то уже во времена Рюрика на Руси имелась особого рода письменность, о чем свидетельствуют берестяные грамоты Новгорода, Влесова книга и другие материальные памятники.
Существовала не только внутренняя, но и внешняя торговля и на высокой стадии, т.е. когда металлические деньги и меха служили средствами торгового обращения.
Имелась своя оригинальная меховая система торгового обращения.
Восточно-славянские племена были уже настолько культурны и вовлечены в общую жизнь других племен Европы, что были осведомлены, что делается на Дунае, у хазар, в Прибалтике и в других странах. Они прошли долгий путь развития и обладали вполне сложившимся государственным строем. Они образовывали группы федерации даже с чужими племенами и распадались (еще до Рюрика) на 2-3 настоящих государства, воевавших, заключавших международные военные и торговые договоры и т.д.
Новгород, далее, вовсе не был началом Русского государства, он был только началом новой династии (рюриковичей), которая прокняжив здесь 20 лет, оставила его для Киева и уже никогда в него не возвращалась. Новгород сыграл только роль трамплина для рюриковичей. Настоящим началом Руси был Киев, и до рюриковичей бывший уже государством.
Историками была допущена огромная ошибка: они отождествили начало рюриковской династии с началом русского государства, этот угоднический факт навсегда останется позором для исторической науки. Не рюриковская династия создала русское государство, а русское государство выдвинуло рюриковокую династию.
Слово Русь никакого отношения к норманам-скандинавам, alias германцам, не имеет, во всех исторических источниках наших, западно-европейских, арабских и т.д. оно относится только к славянам. Если арабы различали славян и русов, то это было различием племенным, а не национальным.
Вся трагедия норманской теории заключается в том, что рюриковичи были чистыми славянами, а не германцами. Из слов летописца явствует бесспорно, что варягами называли не только скандинавов-германцев. Вся эта теория плод сплошного недоразумения, в точной, объективной исторической науке ей нет вовсе места. Теперь о ней нельзя сказать, что она научная теория и что, мол, одни могут ее признавать, а другие отрицать. Основа ее оказалась фактически ложной, а потому ей вообще сейчас не место в науке.
С. Лесной. История руссов в неизвращенном виде, вып.7, 1958, Глава 5. Краткий конспект истории древней Руси. с.699-719
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_392.htm

Просмотров: 213 | Добавил: dforit | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Мини-чат

Для добавления необходима авторизация